?

Log in

No account? Create an account

БГ Иркутск

политика начинается здесь

Наш материал в эфире "Радио Свобода"
bg_irkutsk

Радиопрограммы / Корреспондентский час

Чтобы добиться внимания чиновников, пришлось пригрозить самосожжением (Иркутск)

11.07.2009 10:00

Екатерина Вертинская

Екатерина Вертинская: Актом самосожжения была вынуждена угрожать семья Казарян чиновникам правительства Иркутской области. С шестого июля Амалия и ее несовершеннолетняя дочь Лиана каждый день приходили на пикет к серому дому, чтобы рассказать власть имущим о своей проблеме. В руках плакат с надписью "нас лишили жилья незаконно чиновники-грабители и подкупные судьи". Дом, в котором они прожили пять лет, признан аварийным и до конца года всех жильцов должны переселить. Всем двадцати трем семьям администрация Иркутска предоставляет новое жилье. В этот список не попала только семья Казарян. Суд вынес решение не в их пользу, адвокаты, с которыми Амалия консультировалась, подтверждали, что оно незаконно. Однако все как один отказывались браться за их дело, когда узнавали имя судьи. Женщина и девушка в отчаянии. На днях они пришли к зданию регионального правительства с другим плакатом, в котором написали: "Чтобы научить людей любить справедливость, надо показать им результат несправедливости – САМОСОЖЖЕНИЕ".

Амалия Казарян: Сегодня президенту писала, что в нашей смерти винить мэра Якубовского, заммэра Войцехович и судью Акимова. И всех тех, которые уведомлены о нашей беде, о нашей ситуации и никак не реагировали на это, все виноваты в нашей смерти.

Екатерина Вертинская: Очень хочется надеяться, что до этого не дойдет. Но семья Казарян не понаслышке знает, как это - жить на улице. И возвращаться туда они не хотят. Когда семь лет назад Амалия и десятилетняя Лиана только приехали в Иркутск, то оказались без средств к существованию. В итоге больше года они прожили в аэропорту, прямо в павильоне, куда Амалия устроилась на работу. Позже по содействию городской администрации она пошла работать дворником, здоровье не позволяло, но женщина добросовестно исполняла свои обязанности, за это и получила жилье в двухэтажном деревянном доме. Условия проживания были, мягко говоря, не идеальные: в квартиру даже не было проведено отопление. А еще соседи, злоупотребляющие алкоголем и наркотиками. Постоянные оскорбления на национальной почве. На это все приходилось закрывать глаза, главное, что была крыша над головой. Свое семейное гнездышко Амалия и Лиана привели в порядок, создали уют. А теперь этой единственной радости их хотят лишить. За последнее время, чтобы решить свою проблему они прошли все возможные инстанции.

Амалия Казарян: Президенту тоже писали, надеялись, что если речь идет о коррупции, о таких решениях суда, которые не соответствуют ни закону, ни Конституции. Ждали месяц, числа четвертого июля получили ответ, что администрация президента не уполномочена вмешиваться в действие судей.

Екатерина Вертинская: Мать и дочь убеждены, что камень преткновения - их национальность. Если бы они были русские, проблем с получением жилья у них бы не возникло. Не раз они слышали и от судьи, и от городских чиновников фразу: "Нам своих селить негде". Продолжает Лиана Казарян:

Лиана Казарян: В университете и в школе ко мне всегда прекрасно относились, то есть никогда не говорили, что ты армянка, не обзывались, ничего.

Екатерина Вертинская: После пяти дней пикетов Амалию пригласил на беседу заместитель мэра Иркутска по вопросам ЖКХ Невидимов. Он заверил женщину, что когда будет проходить расселение, им дадут жилье. Какой-либо документ, подтверждающий его решение, чиновник предоставить отказался. Но настоятельно рекомендовал семье Казарян немедленно прекратить пикет. Только пригрозил выселением по официальному решению суда. Мать и дочь решили пикет продолжить. Ведь гарантии того, что в октябре их не выгонят на улицу или не переселят в еще худшие условия, нет.


Редакция телевидения «Большой город ТВ» и блога «БГ-Иркутск»
bg_irkutsk

Три года работы в Иркутской области.

Подготовка репортажей, телепередач, документальных и игровых фильмов.

Успешное проведение широкомасштабных PR-компаний.

Наш опыт:

-ежедневные выпуски новостей «Большой город» на ДТВ,

-цикл еженедельных специальных репортажей «Новости Законодательного Собрания с Екатериной Переваловой»,

-еженедельные новости Шелеховского района «Наши новости»,

-телесатира - еженедельные выпуски «Кукольный вертеп», 

-24 телеочерка «Поступи Правильно» (о VIP-выпускниках крупнейшего ВУЗа Восточной Сибири),

-телевизионные концерты вокально-инструментальных групп Сибири, Российской Федерации и ближнего и дальнего зарубежья (Десять фильмов продолжительностью 26 минут).

-игровой фильм «Знамя».

Наша информация на других СМИ: Радио «Свобода» (Москва), РИА «Сибирь» (Сибирский Федеральный округ), БАБР (Иркутск, Иркутская область).

Тридцать процентов наших репортажей становятся темами для репортажей в других СМИ Иркутска.

Смотрите на жизнь реально и присоединяйтесь к нашей работе.

Номер телефона редакции: 8(395-2) 960-861

О чём собственно можно спросить депутата городской Думы?
bg_irkutsk

Да обо всём…

Он может говорить о политике, о Медведеве, о Путине, о несправедливости и справедливости - обо всём, потому как ни за что не отвечает. До сих пор у депутатов, не было никаких фактических обязанностей, а права, и не малые, и возможности были. А обязанностей, перед кем собственно? Перед избирателями? Избиратели, это не юридическое лицо, они спросить с депутата не могут, потому что они работают, они учатся, они в квартирах хозяйствуют. Избирателям некогда отслеживать деятельность народного избранника. А делал, в общем-то, каждый из них то, что власть прикажет, и никогда не спорил. Я собственно один раз спор в зале заседания иркутской Думы видел, когда депутат Геевский настаивал на принятии мер к продавцам бензина, цены на который были взвинчены в несколько раз прошлым летом. И всё. Тишь, гладь и кулуарная благодать. Кстати, я бы предложил отменить название «депутат», а ввёл как обязательное «народный избранник». И сразу перед глазами народный избранник Лабыгин, который на протяжении последнего года всё время удивлялся: то тому, как в автобусе ругаются и курят водители, то на остановке долгому ожиданию транспортного средства. А мы бы, избиратели, чтобы было по справедливости, тоже удивлялись сочетанию «народный избранник» с фамилией Лабыгин. Потому как забываешь, что это не помощник мэра города, а депутат избранный нами, чтобы защищать и отстаивать наши интересы. 

Для демократии, особенно в Иркутске, очень удобно - симпатичный, немногословный депутат, молчаливо соглашающийся со всем, что попросит власть. Ну а с избирателями пусть сам разбирается, власти ведь всё равно, перед властью за пять лет он работу сделал. Так что говорить с депутатом можно обо всём.  

Пример из жизни. Депутат городской думы Русских, впрочем, таких как он много, отчитываясь перед избирателями, рапортует: «Посмотрите, какие детские городки хорошие Вам сделали. Теперь за них надо отвечать, они у Вас у каждого на балансе». Поправляю: «Не у нас, а у управляющей компании».

«Да, точно у управляющей компании, - поправляется депутат Русских,- но если что-то здесь сломают, то деньги возьмут со всех вас, так что внимательней»,- по-отечески наставляет депутат.

Спрашиваю: «А в чём заслуга депутата? Песка нет в песочницах (в прошлом году вопрос по песку жители просили решить нашу редакцию, и мы решили). Сняли металлический лист с горки для самых маленьких. Вы знаете об этом? Чем закончилось? Милиция завела уголовное дело? Вы следите?»

«Это вы с управляющей компании, с милиции спрашивайте, депутат не будет вам тут всем заниматься» - отвечает Русских, – «да и вообще Королёв (дело в том, что мы знакомы с депутатом) вопросы у тебя пустые».

Спрашивается, зачем Он тогда говорил о детских площадках? Вопрос.

Так что комментарий один: незачем вопросы депутатам задавать, потому как они ни за что не отвечают.

 

Сергей Королёв