bg_irkutsk (bg_irkutsk) wrote,
bg_irkutsk
bg_irkutsk

Кто поедет в город Пох?

Зрительская новелла о новорожденном иркутском кино, беспощадном но, увы, не бессмысленном. Увы, потому что бессмысленная беспощадность тяжела для души, но не тревожит голову. Что ее осмысливать, бессмысленную? Тогда как беспощадность осмысленная не оставляет шанса ни душе, ни голове. Такие дела.
«Похабовск: Обратная сторона Сибири. Первая народная комедия в России». Под таким именем фильм был представлен на суд иркутской публики, и все три части имени сразу вводят в заблуждение, сомнения и растерянность.
Первая – название города. Веселенькое имя произведено от фамилии основателя Иркутского острога Якова Похабова, но,  по уверению создателей фильма, под похабной вывеской скрываются сразу три города – Иркутск, Улан-Удэ и Чита, что демонстрируют пейзажи этих городов, составленные в один видеоряд, служащий фоном комедии. Кроме того, в этом городе есть градообразующие предприятие, как в каком-нибудь Байкальске или Шелехове, но и там же ведется активное многоэтажное строительство. Короче «где-то в Сибири», и не принимайте близко к сердцу, дорогие зрители.
Вообще традиция шифровать сибирские места довольно старая, еще с Угрюм-реки, про которую до сих пор спорят – Витим это, или Тунгуска? Потом появились Чулимск, Шантарск, Ахтарск, а теперь вот Похабовск.  Вполне возможно, что произнести вслух имя Красноярска или Якутска для сочинителя нельзя, из опасения разгневать презлейших духов этих мест. Поэтому в искусстве сибиряки живут в местах, где одинаково рядом пляжи Ледовитого океана и китайская граница. Где-то в Сибири, и неважно, где конкретно, все равно в дыре.
Вторая – «Обратная сторона Сибири». А на темной стороне Сибири оказываются выборы с циничными политтехнологами, «пасаны» в трениках и общая неблагоустроенность. Такая вот разящая правда. Салют вам Капитан Очевидность! Добро бы это добро было специфически сибирским, но скажите, в каком городе страны невозможна подобная картина? В высококультурном Питере или в продвинутой Москве? Конечно, подобные явления раздражают и вызывают желание их изжить, но так ли уж много места они занимают в нашей жизни, чтобы снимать про это кино. Однозначно – нет.
Третья – заявленная «народность» комедии. То ли она про народ, то ли снимали ее для народа (а не для людей), то ли снимал ее народ. Но, на самом деле, звучный эпитет вставлен просто в рекламных целях. В расчете на то, что многим станет лестно стать зрителем Первой Народной. Хотя, конечно, не велик грех, реклама требует жертв.
И, коли речь зашла о рекламе, скажу, что обвинения в навязчивой рекламе спонсоров по ходу фильма, представляются мне глупым снобизмом.  Денег на съемки в достаточном количестве найти в наших условиях весьма трудно, так что ничего не поделаешь, будем терпеть.
Правда тут есть один странный момент. Основным спонсором выступила сеть пабов «Harat's pub», поэтому две сцены фильма сняты в интерьерах паба. Странность в том, что вышеозначенные пабы показаны заполненными гопниками. Наверное, есть за что обругать «Harat's», но только не за то, что это пристанище шпаны. Зачем же уродовать свой имидж, за свои же деньги – не ясно. Или руководство «Harat's» стремится привлечь к себе подобных посетителей, используя магию синематографа? Словом, первый блин продакт-плейсмента комом.
Но это так, к слову. Не проблемы правильной рекламы делают нас счастливыми. Вернемся к фильму. 
Плохо то, что началом иркутской киноиндустрии стала комедия. У нас надо снимать триллеры, мистические боевики или военные драмы. Комедия – не наш жанр, ибо сибиряки шутят хорошо, когда шутят мало. Искрометный юмор, сверкающий в каждом слове, – это привилегия легкомысленных южан. Граница юмора в России проходит по линии Томск – Новосибирск, где в силу обилия молодежи еще как-то удается создать шутейную атмосферу. Восточнее, конечно, есть острословы, и люди в большинстве юмор понимают, но юмором сибирская жизнь отнюдь не пропитана. Да и если представить себе «остряка из Кемерово», «юмориста из Братска» или «комика из Читы» – так сразу делается как-то не по себе.
Наверное, поэтому единственное место в фильме, когда хотелось переживать за героев и верить во всю эту историю, это когда герои оказались в плену у бандитов и началось «за серьезное». Но авторы быстро вернули повествование обратно к шуткам. А шутки (временами и впрямь смешные) провисший сюжет никак не спасали. Сценарий фильма сочиняли сразу восемь (!) человек, и, очевидно, поэтому он оставляет впечатление винегрета, где сюжетные линии и сцены живут каждая своей жизнью, не расползаясь окончательно только благодаря постоянному составу героев.
Впрочем, сюжет – это дело вкуса, а мы хотели поговорить про смысл. Тот самый. Беспощадный. А смысл и историко-культурное значение «Похабовска» – в осадке, медленно оседающем в душе и голове. Итак, несколько столичных…молодых людей приезжают в жуткий город, где в убогой гостинице их встречает хамоватая, глупая и немытая девица, где в автобусе возят коз и жрут лук, где суеверно-туповатое население выстраивается в очередь к «белому магу», где директор градообразующего завода дебил  и одновременно финансовый мошенник, где к мэру может зайти кто угодно и навешать ему какой угодно лапши, где горожане четыре раза выбирали себе такого мэра, и где единственный горожанин с человеческим лицом – «какой-то бюджетник» Упоров – введен в сюжет исключительно для того, чтобы над ним можно было похохотать.  Это мы с вами, дорогие иркутяне, наши папы-мамы, дедушки-бабушки, глазами деятелей киноискусства. И не надо мне говорить, что Похабовск – обобщенный образ. Если обобщенный, то мы входим в этот образ вместе с улан-удэнцами и читинцами, и, стало быть, это и про нас тоже. И самое мерзкое, что сделано это сознательно. Глумление, естественно, подано как «самоирония», но никакой самоиронии тут нет и в помине, поскольку сцены и образы просто воплощают все избитые клише о провинциальной жизни. Это взгляд не изнутри, а с воображаемой высоты представителей рукопожатого креативного класса. 
В русском языке сосуществуют два слова – «творчество» и «креатив», обозначающие разные, но не всегда различимые явления. Привычное «творчество» – это процесс создания, в котором человек развивается духовно и интеллектуально, и именно эта человеческая составляющая создает мистику искусства.
«Креатив», в свою очередь, есть не что иное, как механика творчества – умение составлять разные элементы существующего, формируя новое, но без душевных затрат в процессе.
Творец живет в вечности, креативщик – здесь, сейчас и там, где он востребован: в рекламе, политтехнологиях, маркетинге и т.п. Избавленный от необходимости развиваться (и, как следствие, от этических ограничений),  креативщик способен создавать коммерчески перспективный продукт. Сиюминутный рыночный успех, увы, единственное мерило креатива. Можно себе представить непонятого композитора как Стравинский, или художника, опередившего свое время как Босх, но непонятый креативщик – это отстойный лузер, без вариантов. И посему, ради успеха креативщик не остановится ни перед чем – он прибьет свой детородный орган к мостовой, устроит «панк-молебен» в храме, соорудит инсталляцию из боевых орденов и георгиевских ленточек, проведет грязную предвыборную кампанию – он выше любых условностей.
Поэтому юмор, как востребованный коммерческий продукт, сегодня, в основном, создается именно креативщиками. Российский креативный юмор, сформировавшийся вокруг «Камеди клаб», имеет свой канон, заключенный в том, что юморист плюет вам в лицо, заставляя ржать (смеяться над этим невозможно). А под конец, дабы не выглядеть скотиной и снять напряжение, произносит сопливую банальность, где должно прозвучать слово «любовь», «позитивный», «счастье», или «замечательные люди» – на выбор. Так и наш «Похабовск» выстроен по этой нехитрой формуле, в расчете на благосклонную похвалу столичных юмор-махеров.
Но наша трагедия не в том, что местное кино оказалось плохим, а в том, что этим шедевром нас лишили частицы веры в лучшее будущее. Энергичные, способные, молодые люди старательно и брезгливо отрекаются своим произведением от нас, от города и  от Сибири. Бегите отсюда! – вот главная мысль комедии. «Какой дурак захочет жить в этом Похааабовскеее?» – как бы спрашивают нас красивые киногерои.
Если же, по каким-то причинам, вам убежать не удалось, то вы можете быть счастливыми, самоутверждаясь за счет серой людской массы под вашими ногами. Что иллюстрирует насквозь фальшивый хэппи-энд.  Креативность открывает перед  вами большие возможности, нужно только не побояться красиво кинуть грязью в то, что дорого другому, и когда-то было дорого тебе. 
Всеволод Напартэ
© 2013, БГ Иркутск
Tags: Иркутск, Иркутская область, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments