bg_irkutsk (bg_irkutsk) wrote,
bg_irkutsk
bg_irkutsk

Categories:

ЧТО ДУМАЮТ ИРКУТСКИЕ УЧЕНЫЕ О ГЛОБАЛЬНОМ ИЗМЕНЕНИИ КЛИМАТА?

Госсекретарь США Джон Керри призвал принять все меры для борьбы с глобальным изменением климата. Об этом сообщили зарубежные и российские СМИ 17 февраля. Керри сравнил изменение климата с крупнейшим оружием массового поражения, а может быть и самым страшным таким оружием. А тех, кто отрицает факт глобального потепления, он сравнил с теми, кто до сих пор считает, что Земля плоская.
    А что же думают по этому поводу наши иркутские ученые? Так совпало, что за несколько дней до этого заявления американца иркутские ученые обсудили проблему изменения климата во время беседы. Именно такую форму для обсуждения глобальной темы выбрали организаторы. Мероприятие состоялось в офисе ИРОО «Байкальская Экологическая Волна» в рамках информационной кампании «Энерго-эффективность – самый большой, чистый и дешевый источник энергии в России». Эта кампания направлена на то, чтобы показать обществу, что «потенциальные ресурсы повышения энергоэффективности в нашей стране позволяют высвободить огромное количество энергии, которая может быть использована на нужды энергопотребления, и это будет дешевле, чем строительство новых станций». Разработчики программы уверены, что «это будет безопаснее для природы и людей, позволит снизить загрязняющие выбросы в атмосферу и выбросы парниковых газов, которые приводят к изменению климата».
   Сразу отмечу, что во время «круглого стола» звучали абсолютно разные точки зрения, и от этого мероприятие было особенно интересным. Докладчиков было четверо. Первым выступил заместитель директора по научной работе СИФИБР СО РАН, доктор биологических наук Виктор Воронин. Его доклад назывался: «Проблемы сибирских лесов, которые усугубляются меняющимся климатом». Виктор Воронин сказал, что он занимается дендрохронологией, и что это один из наиболее точных инструментов изучения климатических изменений.
  «Климат менялся всю жизнь. И менялся радикальным, кардинальным образом: было и очень холодно, и очень тепло. Так что тема эта не новая. Вся проблема в том, что мы не имеем точной информации о тех периодах времени. Мы не можем сравнить – сейчас лучше, сейчас хуже, сейчас это идёт быстрее или медленнее, поэтому нам нужны очень длинные ряды вглубь веков. Их могут дать геологические источники информации. Там точность – тысячи, сотни тысяч лет, плавающие даты… То, что изучается более точно, это ледовые керны, но там тоже есть ошибка от 2 до 10%, потому что лёд – это плавучее, аморфное вещество и точных годичных слоёв там нет. Деревья имеют точно выраженные годичные кольца: один год – одно кольцо. И можно точно установить, и современные методы дендрохронологии позволяют строить очень длинные шкалы», – рассказал участникам беседы Виктор Воронин.
   Исследования годовых колец деревьев показали, что климатические изменения происходят за определенный цикл. Ещё один интересный момент, который выяснили учёные, изменения климата привели к тому, что хвойные деревья стали выделять в атмосферу углекислый газ. Правда пока учёные не могут сказать, какой объем СО2 поставляют в атмосферу деревья, но то, что это происходит, – это факт.
  Вторым докладчиком был Евгений Кашкаров,  главный редактор журнала «Ритм», он рассказал о «Вековом ритме потепления». «Я прочитал прогноз американцев. Они говорят, что температура поднимается, нерпа погибнет, белый медведь погибнет, Байкалу конец и т.д. и т.п. Но ведь у нас есть шкала, снабженная инструментальными наблюдениями, которые мы можем анализировать. Мы же можем понимать, что животные появились не вчера, не сегодня, не за последние 500 лет. Также как деревья, они имеют многовековую эволюцию. И они приспособлены идеально к тем условиям, в которых они живут. А условия все время меняются. Поэтому говорить о том, что белый медведь погибнет, как это говорят «гринписовцы» и просят деньги на спасение белого медведя – это смешно. То же самое можно сказать в отношение нерпы, моржа и других животных», – сказал Евгений Кашкаров.
   Дженни Саттон, сотрудница ИРОО «Байкальская Экологическая Волна» в ответ на эти слова Евгения Кашкарова сказала, что он сделал сенсационное заявление, и поинтересовалась, когда же Евгений будет выступать с этим докладом перед мировым научным сообществом климатологов. Дженни отметила, что западные учёные пришли к совершенно другому выводу. Евгений ответил, что никогда он не будет выступать с этим докладом, потому что никто не даст ему это сделать.
   Не менее интересным было выступление старшего научного сотрудника Института географии СО РАН, кандидата географических наук  Юрия Малышева. Юрий Малышев практически сразу отметил, что он не занимается изменением климата, и у него нет необходимости выкладывать свои выводы. Но эта тема интересна ему, как потребителю. Для него важен прогноз, важно то, как растительность, животный мир будет реагировать на изменение климата. Юрий Малышев отмечает, что очень важно научиться фильтровать большой объем красиво оформленной информации. «Когда нам рассказывают о глобальном потеплении, нужно иметь ввиду существенный момент: он заключается в том, что западная наука всё больше и больше становится частью рынка. Часто говорят, что наука – это производство научного товара. Исследования выполняются по заказу, под результат. Уже ни для кого не секрет, что тот крик, который был поднят по поводу озонового экрана – это была примитивная заказуха. Уже давно становится ясным, что приблизительно то же самое происходит и с глобальным потеплением. Публикации, которые имеют обратные выводы либо берут неохотно, либо не берут вообще...», - сказал Юрий Малышев.
Юрий Малышев сказал, что его удивляет – когда речь заходит о социально-экономической сфере, оценке ресурсной базы, всегда рассматривается только «глобальное потепление» и никогда не обсуждается альтернативный вариант – «глобальное похолодание». А этот сценарий гораздо страшнее.
«Готовиться нужно всегда к худшему. Лучшее можно воспринять проще. Вот недавно мы спасали Каспий. Уровень воды падал. Забухали миллиард, построили плотину. А он вдруг раз, и начал подниматься. Плотину взорвали. Сейчас пошли публикации в СМИ широкого пользования о том, что идет похолодание. А мы свои ресурсы распродаем усиленно. Мы можем прийти к очень тяжелой ситуации. Кстати говоря, многолетнюю мерзлоту, которую еще называют вечной, народ воспринимает как реликтовое образование, которое в какие-то давние миллионы лет образовалось, и единственное, что оно может, это таять. По моим наблюдениям, мерзлота – это очень агрессивная вещь, она появляется, как только есть возможность, и начинает укрепляться, утолщаться и снижать температуры и т.д. В БАМовской зоне и даже Амурской, где вроде бы нет мерзлоты, а есть места, где она недавно появилась», - сказал Юрий Малышев.
Под занавес «круглого стола» своими многолетними наблюдениями поделился известный орнитолог, кандидат биологических наук Виталий Рябцев. Его доклад назывался «Об изменениях климата Предбайкалья за последние 45 лет, их влиянии на дикую природу: субъективное мнение, основанное на личных наблюдениях».
«В 60-е годы зима заканчивалась значительно раньше, чем сейчас. Я прекрасно помню, как каждый год 23 февраля в нашем дворе возникала огромная лужа и играть в хоккей было невозможно. Сейчас ничего подобного нет. Тепло приходит гораздо позднее. Я прекрасно помню, что уже 7 марта шумели ручьи. Сейчас уже ничего подобного много-много лет нет. Месяц май был хорошим теплым месяцем. Мы начинали купаться 15 мая в карьерах на реке Иркут. Сейчас даже подумать об этом страшно. Цветение черемухи и яблонь начиналось 15-20 мая. Я прекрасно это помню. Сейчас намного позднее. А в Нукутском районе я работал, и местные жители мне рассказывали, что в середине мая они купались, а в те годы, когда я там был, там можно было заниматься подледным ловом», - рассказал Виталий Рябцев.

По его словам, в воспоминаниях о месяце июне еще больше примеров. В те годы, например, тополя в Иркутске «начинали пылить» в первую неделю каникул. Сейчас это происходит на три недели позже. И сам июнь был теплым стабильным месяцем. До конца июня ребятишки могли купаться в Иркуте, так как уровень воды был низким, она быстро прогревалась. Виталий Рябцев сделал вывод, что лето стало намного короче и намного холоднее.
«Сейчас, по моим наблюдениям, Иркутск – это одно из самых холодных мест в Азии с учетом ее широты и высоты. Потому что взять, например, к востоку или западу с учетом широты и высоты, теплее они живут. Взять намного севернее нас, Центральная Якутия, летом жара стоит. Объехав в 2012 году в рамках нашего проекта с «Байкальской Экологической Волной» лесостепные районы, я поразился, как много поваленных деревьев лежит. И все они повалены вершинами на восток. Наблюдается резкое увеличение гибели леса. Причем, например, стоит сосна и 2/3 веток у нее сломаны. Ну не было такого. Это связано с тем, что резко увеличилось количество дней, когда выпадает огромное количество снега с сильными ветрами», - рассказал Виталий Рябцев.
Безусловно, все эти явления не могут не влиять негативно на живую природу. Виталий Рябцев высказал также предположение – то, что мы сейчас наблюдаем, связано с созданием каскадов водохранилищ на реке Ангара.
По информации организаторов, беседы с представителями разных секторов общества о проявлениях изменения климата в Байкальском регионе и мире, их влиянии на природу и общество будут продолжены.
Екатерина Перевалова
© 2014, газета «Байкальская Сибирь»
Tags: Иркутск, Иркутская область
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment