?

Log in

No account? Create an account

БГ Иркутск

политика начинается здесь

Previous Entry Поделиться Next Entry
Новороссия: хуту против..?
bg_irkutsk
Есть такая страна – Руанда. В незапамятные времена в Руанду пришел народ хуту. Вытеснил в леса народ ква и зажил вольготно на просторах «Страны тысячи холмов». Потом туда пришли с севера скотоводы тутси, покорили земледельцев хуту и зажили еще вольготней. За годы совместного проживания  хуту и тутси слились до полной культурной и внешней неразличимости, и национальность в Руанде стала определяться по социальному статусу. То есть, человек при богатстве и власти считался тутси, а при их отсутствии хуту.
Потом пришли колонизаторы-бельгийцы, с целью зажить в Руанде вольготно. Проводя свою политику, новые хозяева страны опирались на тутси, и, само собой разумеется, при обретении Руандой независимости власть перешла к хуту. Ну а тутси стали «пособниками колонизаторов». Независимость оказалась штукой сложной и к удивлению многих руандийцев не принесла с собой немедленного всеобщего процветания. Было что-то явно не так, и причина была найдена – тутси. Они - «тараканы» - мешают стране развиваться, мечтая вернуть свое господство над хуту! По результатам таких размышлений хуту устроили геноцид тутси, вошедший в мировую историю своим размахом. Хуту резали тутси мачете и жгли заживо, без разбору пола и возраста, приближая страну к светлому будущему. Выжившие тутси, оправились от шока, сформировали свою армию и призвали хуту к ответу. Такая вот история, ценой в один миллион человеческих жизней.
Как такое могло произойти? Проблема в том, что в африканских колониях бороться за независимость начинали не нации, а племена, не представлявшие своей исторической перспективы. Свою идентичность племена строили на фольклоре, и культуре, основанной на традиции, а не на обычаи, у них не было. Следовательно, не было и возможности создать полноценное государство, так как политические интересы не могли выйти за границы племени или рода. Ситуация со здоровым национализмом (культурной ориентацией) была настолько аховой, что был даже придуман дикий термин – «черный национализм». Что по факту означало замену белого расизма на черный, а при отсутствии белых, расово неполноценным объявлялось враждебное племя. Со всеми вытекающими выводами.
И эта проблема проявилась в полный рост на Украине, на юго-востоке которой в огне войны идет процесс национального самоопределения. Кто есть украинцы? Украинцы – это те самые хуту. И говорю я так не потому что зомбирован телевизором до состояния  параноидальной украинофобии, нет. В конце концов, у меня бабушка украинка. Просто тот путь формирования национальной идентичности, который выбрали «творцы» украинской нации, логично заканчивается превращением малороссов в африканское племя. Даром что с белыми лицами.
Если в России в период образования «независимого» государства отринули связь с советским периодом истории, то хотя бы попытались примазаться к имперскому времени, оттуда выводя историческую легитимность. Сделано это было, бесспорно, абы как, но зыбкая связь с традицией у нас есть. На Украине, в самостийном угаре, порвали не только с советским прошлым, но и досоветским. Мало того, даже такой древний институт как Церковь, и тот подвергся атаке, в результате которой появился раскольничий  но «незалежний» Киевский патриархат, аж с четвертью века истории.
Лишив себя опоры в реальной традиции, «украинствующие» естественно обратились к фольклору, обычаям и историческим выдумкам. Единственной точкой сборки нации стало противопоставление себя России и русским – «Украина – не Россия!» и «дякую боже шо я не москаль». Невероятно, но факт – одним из главных обвинений в адрес России стало то, что некогда русские цари не хотели признавать жителей Украины  украинцами, а считали их малороссами, этнической группой русских! То есть их хотели видеть частью титульной, имперской нации, а они мечтали быть угнетенным нацменьшинством.
Но отрекаясь от родства с русскими и объявляя себя жертвами имперской политики (а не ее участниками и творцами), украинцы  неизбежно отказываются от культурной преемственности и оказываются в смысловом тупике. Да на Украине есть деятели культуры, но нет культуры, нет идей и образов, вокруг которых формируется нация, создающая государство. Культура заменяется политиканством, взывающим к самым глубоким и мерзким глубинам сознания масс. И украинцы становятся племенем укров, а некогда милые вышиванки, гопак и борщ превращаются в сувениры бантустана.
Отсюда понятны и события в Одессе и Мариуполе, и обстрелы жилых кварталов в городах Новороссии, и многое другое – русские юго-востока теперь видятся племенем, помогавшим господам-колонизаторам и священный долг им отомстить за годы воображаемого рабства. И пусть никого не смущают лозунги Киева об ориентации на европейские ценности,  как-никак свободная Африка тоже провозглашала строительство демократии или социализма. Но на деле все оборачивалось простейшим трайбализмом.  Словом, выбор пути национального самоопределения на Украине сделан – «Украина це Руанда!»
Однако, на нашей стороне тоже не все гладко. Сказанные выше слова о культурной связи современной России с Российской империей, в большой степени аванс, возможность, нежели объективная реальность. Самое страшное, что процесс создания из русских дикого племени идет. У нас также история страны и нации подменяется политиканством, в массовой культуре царит глупость и пошлость, выдумываются племенные языческие «культы», и прочее и прочее. Как не крути, но с девяностых годов мы безрезультатно бьемся головой о стену, пытаясь найти понятные формулы пресловутой «русскости». Что означает быть русским? Какие мысли и поступки подразумевает это имя? И острее всего эти вопросы звучат там, где сейчас идет война.
Факт, что население Новороссии в массе своей активно ополченцев не поддержало. Во-первых, потому что массы всегда инертны и пассивны, и историю делают немногочисленные пассионарии. Во-вторых, до сих пор четко не ясно – кто с кем воюет. То ли «народ против олигархов», то ли «русские против хохлов», то ли «антифашисты против фашистов», то ли это колониальная война, то ли война за «Русский мир». Но уже точно можно сказать, что из всех вариантов наиболее плохим будет тот, который устанавливает хоть какое-то равенство с противоборствующей стороной. Заявляя что-то в духе «братский народ», мы автоматически признаем себя таким же племенем. Историческая задача русских в Новороссии – взять на себя «бремя белого человека», противостоящего варварству.  Конечно, есть соблазн и опасность впасть в нацизм образца 30-х годов, но все же роль «унтерменшей» для украинцев придумана не нами. Украина сама, стараниями своих лидеров и интеллигенции, стала страной «угрюмых метущихся дикарей, наполовину бесов, наполовину людей».  Сентиментальные воспоминания об общем прошлом может нам стоить очень дорого, ибо втянет в трясину дикости. Не стоит ради идей прошлого превращаться в тутси. Они ведь ничем не отличаются от хуту.
Всеволод Напартэ
© 2014, БГ Иркутск
Метки: ,