bg_irkutsk (bg_irkutsk) wrote,
bg_irkutsk
bg_irkutsk

О чем говорят в иркутской электричке?

3 февраля стал невольным свидетелем «вагонного» разговора о жизни в пригородном электропоезде, который следовал утром от станции «Академическая» до станции «Шелехов» Иркутской области. Это был не спор, не обычная демагогия о политике и плохих властях, это был двадцатиминутный (ровно столько я находился в салоне электропоезда) обмен мнениями о быте и труде. Разговор громкий, проникновенный, доверительный. Охранник – вальяжный мужчина около пятидесяти лет беседовал с моложавой женщиной предпенсионного возраста, судя по разговорам,  работницей железной дороги.
Для меня он начался с описания женщиной условий своего труда, которые в последнее время ухудшились и требований стало больше.
«Чуть что штрафуют – полторы, две, три тысячи отнимают. А вагоны все старые, все новенькие отогнали в Мегет. Заставляют мыть… (женщина перечисляет специальные названия оборудования железнодорожного вагона), зимой такое никогда не делали», - возмущается она.
«Действительно оборзели, оборзели совсем», - кивает мужчина. Слова сказаны с такой интонацией, что мне показалось, что он понимает конкретно, о чём речь и главное ощущает всю остроту проблемы.
«А что делать, к «чёрно**пым» (по всей видимости, к предпринимателям азиатской или кавказской наружности) уйти. У нас только «чёрно**пые» работу предлагают, других нет. Да я к ним ни за что не пойду, лучше недоедать буду. Тем более дети сами зарабатывают уже взрослые», - без надрыва, не обращая внимания на любопытные взгляды соседей-пассажиров, продолжает она.
Мужчина, чуть подаётся вперёд от спинки сидения, вдыхает полной грудью и произносит, не пафостно, но как-то правдиво-торжественно: «Слышь, я вообще не понимаю, где я живу. В России или ещё где? «Чёрные» (ещё один вариант «чёрно**пых») весь бизнес заняли. Ходят, решают, при бабках. А мы в своей стране горбаться и горбаться не понятно для чего. Сын-то с армии пришёл?».
После этого я сделал вывод, что они знакомы.
«Да пришёл. Всё никак не уживётся. Жил с одной, поженились, разбежались, что уж там было не пойму. В армию провожала другая, посылки присылала, на телефон клала деньги. У неё своя квартира, зарабатывает. Пришёл и опять с первой сошёлся. А вторая ждёт ребёнка от него.  Устроился, работает, говорит: «мать не лезь»», - рассказала она про сына (речь, конечно, сокращённая, без особых деталей, поскольку не всё запомнил. Спорно, но вроде бы упустил ещё один факт, что у первой уже есть ребёнок от сына).
Мужчина, послушав, начал давать бытовые советы через женщину сыну, всё время, извиняясь, что не его это дело, и сын сам должен решать: «Это не правильно, женился с ней и живи, не скачи. Конечно, это не моё дело, сам должен решать. Но, …если уж женился надо уже жить, хотя не моё это дело. Дети – они дети».
Как и вы, смысл последней фразы не совсем понял, сначала.
«Да, покупали костюм внуку, а он уже маловат. Это опять надо покупать», - развила тему она.
«Так там же можно удлинить, рукава отпустить, брюки. А лучше всегда на вырост покупать. Ничего страшного, зато расходов меньше», - деловито добавил мужчина.
«Да зачем же отпускать. Что ж носить некому, у нас есть, кому – чуть меньше хлопец сносит всё. Но да денег не напасёшься. А все воруют, никто не работают вокруг», - ответила она.
«Ну, я не понимаю где я в России или где? Я среди своих говорю, как сам был свидетелем, как при Андропове (Юрий Владимирович Андро́пов -  генеральный секретарь ЦК КПСС (1982—1984)) тех, кто не работает, тунеядцев, тех, кто учиться не хочет, вылавливали повсюду. Сам видел, а сейчас молодёжь никто не верит. А ведь раньше вообще проблем с работой не было. Всегда, с дипломом или без, с любым образованием устроишься. Без работы не сидишь, то там, то здесь. А сейчас едешь, колхозы все развалены. Тункинская долина – жуть, ничего нет. А ведь можно всё восстановить, только начни восстанавливать, и люди присоединятся, тоже будут помогать, глядишь лет через пять-семь можно и восстановить хозяйство не полностью, но восстановить. Неужели не надо? Всем надо. Спиваемся. Я лично это не одобряю, я и курить бросил, а пью немного», - толкнул речь мужчину.
«Я тоже по праздникам люблю «пивасик» (пиво). Мы тут с родственниками, ух…, а потом я только второго и вот на днях посидели. На пенсию выйду, хотим корову завести. Надоело впахивать, хочется пожить», - ответила она.
«А я вот не пойму где. Действительно, в России или где всё развалено и ЭТИ (видимо, «чёрно**пые») сядешь в маршрутку, они там, вышел из подъезда только они, на рынках везде «хачики», да китайцы. А где же мы?», - на этой фразе мужчины, я покинул электричку. А они поехали дальше…
Сергей Королёв
© 2015, БГ Иркутск
Tags: Иркутск, Иркутская область, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments