bg_irkutsk (bg_irkutsk) wrote,
bg_irkutsk
bg_irkutsk

Categories:

Дело «Жукова-Кажаевой»: Все средства хороши

Закон — для всех один,
а потому каждому его и недостает.
(Леонид Сухоруков)

На этой неделе 5 и 6 августа года в 10:30 в Ангарском городском суде Иркутской области (уголовная коллегия - ул. Горького, д. 9) пройдут очередные заседания по делу В.В. Жукова и С.Б. Кажаевой. Будут продолжены исследование материалов дела и допросы свидетелей стороны защиты. В принципе суд этим занимается уже третий месяц, меняются только свидетельские персонажи. Сколько будет продолжаться это действо, никто не берется предсказывать – все может завершиться в течение двух-трех недель, а может затянуться и до конца года. Дело-то не простое, а заказное, да еще с политическим окрасом.
На прошлой неделе продолжилось исследование доказательств стороны защиты.  По ее ходатайству были приглашены свидетели защиты, в основном С.Б. Кажаевой. Допрос свидетелей защиты оказался гораздо менее захватывающим зрелищем, нежели допрос свидетелей обвинения. Свидетели нападения в большинстве своем не выдерживали профессионального обстрела адвокатов Жукова и Кажаевой, плыли, путались в показаниях, нервничали, а зачастую - просто истерили (Иванец, Куранов). И это было зрелищно. Свидетели же защиты допрашиваются в комфортных условиях, присутствующих на суде прокуроров их показания мало интересуют, те даже и не пытаются раскачать их показания, поймать на противоречиях – в общем, скучают! Иногда правда хотят типа подловить на положительной характеристике – не слишком ли были подчеркнутыми единомышленниками Жуков и Кажаева, не просматривается ли здесь корыстный умысел и признаки сговора?
Следует отметить, что практически все вопросы к свидетелям, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения, касаются исключительно Светланы Кажаевой. Два месяца, В.В. Жуков вынужден в металлической клетке, куда его еженедельно привозят из СИЗО в наручниках (хорошо, хоть не в кандалах), слушать рассуждения свидетелей о том, что его в принципе не касается. Главным образом о том, законно ли или незаконно, заслуженно или незаслуженно Светлана Кажаева получала доплату за то, что работала председателем Думы АМО, заместителем председателя Думы АМО и мэром АМО одновременно. И какую роль в получении этой доплаты должна была играть Дума АМО…
Гораздо оживленней прошел допрос государственного эксперта экспертно-криминалистического центра Главного управления МВД РФ по Иркутской области Елены Улановой, которая по заказу следствия осуществила бухгалтерскую судебную экспертизу. И к экспертизе, и к самому эксперту у защиты оказалось немало вопросов и обоснованных претензий. Понимая это априори, на допросе Уланова вела себя крайне неуверенно, периодически ее буквально бросало в дрожь, особенно когда вопросы задавала Кажаева (видимо, Уланова интуитивно понимала, что в области бухгалтерии Кажаева является гораздо более высококвалифицированным экспертом, нежели она сама).
Почему же так дрожала Уланова, чего именно она боялась во время допроса? Целого спектра обстоятельств, рукотворцем которых, в том числе, она и являлась. Перечислим главные:
1. Действующие лица, родственные связи. Начальник отдела судебно-экономических экспертиз ЭКЦ подполковник полиции Ольга Владимировна Лебедева – мать Ивана Лебедева – следователя, в производстве которого находилось рассматриваемое уголовное дело. Елена Уланова фактически находилась в служебной зависимости от руководителя экспертного отделения, в котором она трудится и где она наваяла свое «заключение». Заинтересованность сторон в обвинительном характере «экспертного заключения» налицо.
Уланова на допросе пыталась выкрутиться из щекотливого положения – мол, знать ничего не знала о печальном факте родственного сговора мамы с сыном, да и начальница на меня никак не давила и делом этим подчеркнуто не интересовалась. Только кто же ей поверит? Разве что суд? Хотя сторона защиты убеждена, что предоставила суду веские аргументы грубейшего нарушения Закона как при назначении экспертизы в этой организации, так и при ее составлении.
В материалах дела, например, имеются документы, подписанные Улановой и Лебедевым, однозначно подтверждающие, что оба фигуранта дела между собой контактировали (пусть даже путем обмена документами) непосредственно и неоднократно. Впрочем, сам Лебедев уж точно знал, где и кем работает его мама, и вполне мог бы взять самоотвод из этой группы. Но, похоже, и перед ним, и перед его начальником Буневым, и перед его мамой, и перед подчиненной ей «экспертшей» стояли и стоят другие задачи, к исполнению Закона мало имеющие отношения.
2. Содержание этого пресловутого «экспертного заключения». Нет даже смысла подвергать его критике - один факт, что он исполнен на основе расчетных листков, в народе называемых «жировками», говорит сам за себя. Эти листки являются исключительно информационными, а не бухгалтерскими документами, совершенно необязательными для исполнения (их используют далеко не во всех предприятиях и организациях).  Данные в «жировках» могут не соответствовать реальным начислениям и выплатам адресату, и это не несет за собой никаких правовых последствий.
Напоминаем, что Владимиру Жукову вменяют в вину растрату в пользу Кажаевой в особо крупном размере. Особо крупный размер – это более миллиона. По всей видимости, цель, поставленная перед Улановой, была одна – наскрести по сусекам для Жукова этот самый пресловутый «преступный миллион». И эксперт наскребла! Присовокупив к якобы выплаченной Кажаевой сумме доплаты налог на доход физических лиц (НДФЛ), который, как знают многие - не только бухгалтеры и экономисты, не только эксперты ЭКЦ и работники прокуратуры - к выплаченной сумме никак относиться не могут. НДФЛ в России распространяется следующим образом -  отчисления в бюджеты субъектов РФ - 85%, в местные бюджеты - 15%, и на руки деньги с этого налога не выдаются. Никому! Эксперт Уланова решила убедить суд в обратном, прокуратура, надо полагать – тоже.
И это далеко не безобидное «экспертное заключение» – оно имеет ключевое значение, стало основополагающим документом для обвинения. Еще бы: больше миллиона - это 4 пункт 160 статьи, растрата в особо крупном размере, тяжкое преступление, 10 лет лишения свободы… вот и «натянули» до 1,08 млн рублей. А без НДФЛ было бы 0,9 млн и никакой пены…
А так громкое политическое дело, международный розыск и экстрадиция из Белоруссии. Два месяца катали по российским пересылкам, больше года не выпускают из кутузки, наш праведный суд раз за разом продлевает срок заключения, наплевав на Закон, здравый смысл и все доводы стороны защиты. Хорошо просматривается и заказ, и исполнение.
3. Сроки исполнения. «Экспертиза» проводилась в течение 5 месяцев вместо положенных 15 суток. Притом что особой сложности данное исследование не несет. За 5 месяцев, не изучив базовые бухгалтерские документы, на базе «жировок», составить малоквалифицированную бумажку, содержащую недостоверные выводы – это ничем не прикрытая волокита. Что также является косвенным подтверждением заказного характера заведенного на Жукова и Кажаеву уголовного дела.
За эти 5 месяцев губернская администрация провела новые районные выборы и подготовила полную замену  власти и даже структуры управления в Ангарске. А потом доблестная районная  КСП под руководством наипринципиальнейшей Ивановой (которая полтора года не видела в факте получения Кажаевой доплаты никакого нарушения) – сделала по заказу следствия подобный анализ  с подобными же выводами…  за 1 сутки!..
Неудивительно, что защита намерена заявить отвод и экспертному учреждению, и эксперту.
Теперь понятно, почему до сих пор не явилась на допрос другой эксперт - Шестиперова Елена Лукинична, хотя дважды вызывалась в суд. Якобы сейчас она в командировке, а потом вообще в отпуск уходит. Не до судов. Защита в этом усомнилась. Дозвонились лично до Шестиперовой, назвались заказчиками экспертизы, договорились встретиться  в ее личном кабинете именно в день судебного заседания, на который та и была вызвана на допрос. Явились днем раньше, уличили, но особо не смутили. Вокруг дела Жукова вообще происходит много странностей.
Зачем же защита ходатайствовала о вызове на допрос этого эксперта, что не удовлетворило ее и в этой экспертизе, почерковедческой? И почему Шестиперова так активно уклоняется от допроса в суде?
Во-первых, защиту удивило, что следствие обратилось не в государственную, а в частную экспертную организацию с громким названием и неясной репутацией – ООО «Байкальский центр судебных экспертиз и графоанализа». Может быть, там тоже работает чья-то мама?
Во-вторых, в ходе исследования вещественных доказательств было установлено отсутствие каких-либо бирок, подтверждающих, что данный документ вообще изымался и передавался в ООО-шку на экспертизу. А если не передавался, если не исследовался, то вместо реальной экспертизы мы имеем фальшивку. Поэтому у Жукова имеются все основания писать заявление о привлечении г-жи Шестиперовой к уголовной ответственности. Кстати, регистрационные бирки на пакетах с изъятыми вещественными доказательствами – главный и неотъемлемый атрибут, подтверждающий законность всех движений и действий, которые осуществлялись с вещдоками в ходе следствия. Так вот, на исследованных пакетах многие бирки отсутствуют, хотя другие материалы дела утверждают, что вещественные доказательства неоднократно изымались из дела и направлялись в разные инстанции.  А вот отсутствие необходимых  бирок говорит о том, что эти доказательства следствием вряд ли вообще хоть как-то исследовались.
Кроме того, все эти «доказательства» были изъяты по поручению следователя О.В. Черкашиной о производстве следственных действий и на основании ее же постановления о производстве выемки 14 февраля 2014 года. А само уголовное дело № 60719 возбуждено только через полтора месяца 26 марта 2014г. на основании постановления руководителя СУ СК РФ по Иркутской области генерал-майора юстиции Бунева. И Черкашина не имела никакого права давать поручение оперативникам осуществлять выемку и изъятие документов и материальных ценностей в ходе доследственной проверки, то есть до момента возбуждения уголовного дела. Это прямое и грубое нарушение Закона.
Похоже, дело идет к тому, что у обвинения не останется ни одного законно оформленного доказательства вины Кажаевой и Жукова.
Александр ПАШКОВ, журналист
Tags: Ангарск, Дело "Жукова-Кажаевой", Иркутская область
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments