?

Log in

No account? Create an account

БГ Иркутск

политика начинается здесь

Previous Entry Поделиться Next Entry
К ПРОБЛЕМЕ ЛЕСОВОССТАНОВЛЕНИЯ НА ЗАПАДНОМ БЕРЕГУ ОЗ. БАЙКАЛ (ПОСЛЕ ПОЖАРОВ 2015 ГОДА)
bg_irkutsk
Публикация Виталия Рябцева, к.б.н, сопредседателя ИРОО «Байкальская Экологическая Волна».
Рябцев наблюдает за побережьем Байкала, в районе Малого Моря с конца 1970-х, в 1995-2012 гг. работал в Прибайкальском национальном парке (научным сотрудником, зам. директора на науке).
В социальных сетях на эту тему развернулись дискуссии. Хочу высказать свою точку зрения. В Иркутской области наиболее крупные пожары происходили на Прибайкальском и Байкальском хребтах, т.е. в условиях горного ландшафта, как правило – вдали от дорог.
Существует мнение, что теперь следует вырубить все леса, пройденные верховыми пожарами, на их месте провести работы по лесовосстановлению (т.е. посадку саженцев).
Речь идет о многих тысячах га (низовыми пожарами пройдена площадь в несколько раз больше), причем в труднодоступных районах.
Мои возражения:
1.Для вырубки этих лесов и вывоза древесины потребуется создать целую сеть лесовозных дорог, причем по горным склонам и вершинам хребтов. Уже стоимость только этих работ превышает все разумные пределы (скорее всего нужны сотни миллионов руб.) Еще большие затраты потребуются на посадку саженцев.
2. На крутых склонах верховые пожары уничтожают (наносят огромный ущерб) почве, на многие десятилетия лишая лес возможности восстановится. Пример – склон между Сарминским ущельем и полуостровом Хадарта. Сгорел в 2003 г., на крутых участках до сих пор нет никакого восстановления – стволы обгоревших деревьев и камни. Срубить лес, при большом желании, на таких склонах удастся, но покрыть их новой почвой – нет.
3. Лесовозные дороги на крутых склонах станут причиной крупномасштабных эрозионных процессов. А в целом новые дороги на хребты принесут вред не меньший, чем пожары. Они «дадут зеленый свет» автобраконьерам. Десятилетиями (если не больше) хребты будут представлять собой биологическую пустыню, плацдарм для браконьеров и разнообразных «покатушек». Не стоит забывать, что Служба по охране животного мира Иркутской области со своими несколькими десятками инспекторов контролирует браконьеров примерно столь же «эффективно», как МЧС – лесные пожары. Кстати и в дальнейшем гореть эти территории будут постоянно - из-за упомянутых категорий граждан. В современной ситуации для дикой природы дороги – худшее из почти всех возможных зол.
4. Даже потратив огромные суммы на вырубку и посадку саженцев мы не получим гарантий ускоренного лесовосстановления. Потому, что искусственные молодые посадку выгорают еще более легко (из-за свое густоты, из-за разросшегося на солнце травяного яруса), чем леса.
5. В результате огромных дорогостоящий работ в выигрыше окажутся только фирмы (и чиновники) «освоившие бюджетные средства на лесовосстановление».
Какой выход?
Сделать ставку на естественное лесовозобновление, воссоздать структуры (лесную охрану и авиационную охрану лесов), способные эффективно бороться с лесными пожарами. Без таких структур работы по искусственному лесовосстановлению вообще не имеют смысла. Почти ежегодно весь юг Иркутской области охватывают низовые пожары, уничтожающие и естественный подрост и искусственные посадки.
Если бы в 2015 в Иркутской области существовала авиалесохрана, по численности и оснащению такая же, что имелась в 1980-х, то пожары были бы вовремя обнаружены, а затем локализованы - десантниками. В условиях гор они работали эффективнее, чем кто-либо. А сравнивать с ними МЧС – приличных метафор не подберешь.
Как правило, естественное лесовозобновление у нас проходит весьма успешно. Если только подрост вновь не сгорает. Мне приходилось проводить экскурсии для лесоводов из Европы в Прибайкальский нац. парк, включая Ольхон. Они завидовали – как интенсивно у нас сами собой возобновляются светлохвойные леса.
Естественные леса несоизмеримо богаче с точки зрения биоразнообразия, охотничьего хозяйства, чем искусственные. И заменять первые на вторые, тем более на Байкале – недопустимо!
Напомню, что в Байкало-Ленском заповеднике (где на Байкальском хребет сейчас бушуют огромные пожары) природоохранный режим не допускает работ по лесовосстановлению.
Профессиональных лесоводов переубедить в данном вопросе невозможно, но здесь затрагиваются интересы всего общества, а не только лесного бизнеса.
Да, не везде леса смогут восстановиться. Это касается горных склонов на материковом берегу Малого Моря. Да моих глазах за последние 30-35 лет значительная часть этих склонов из-за пожаров лишилась леса. С 2015 года «лысые» склоны по площади превзойдут лесистые. Эта территория лежит в «дождевой тени» Приморского хребта, а тут еще и климат становится все суше… Очень нескоро здесь сможет восстановиться лес. В Китае, к примеру, лес высаживают и на подобных склонах. Но там эти работы несравненно дешевле, чем у нас. Да и есть ли в них необходимость? Ну несколько сократится лесопокрытая площадь. Но и безлесные склоны весьма живописны. А для биоразнообразия часто еще ценнее, чем лесные. Вырастут (увы, тоже не скоро) степные травы, будут зимой ими кормиться копытные, весной – также и медведи.
Надеюсь, что победит разум. Что, в виде исключения, в данном случае интересы охраны природы возобладают над сиюминутным «коммерческим интересом» чиновничества и бизнеса.
Что государство наконец (опыта 2010 года оказалось недостаточно!) осознает: потери от лесных пожаров обходятся федеральному бюджету гораздо дороже, чем содержание лесной охраны и авиалесоохраны.
Что не возникнет в горах у Байкала новая сеть дорог, подобно насосу, высасывающая из тайги все ценное – от черемши до оленя и медведя.
Блог Виталия Рябцева