?

Log in

No account? Create an account

БГ Иркутск

политика начинается здесь

Previous Entry Поделиться Next Entry
Почему Ерощенко пора уходить?
bg_irkutsk
Вспомним, как всё начиналось. Сергей Ерощенко решился идти на выборы, потому что тянуть дольше было нельзя: в 2016 году его однозначно «прокатили» бы либо Москва, либо местный электорат. Поэтому губернатор в начале 2015 года резко активизировал свою пиар-кампанию и попытался внушить населению Приангарья, что регион под его чутким руководством семимильными шагами движется к эпохе всеобщего благоденствия и процветания. Получилось неубедительно.
Сергей Ерощенко не зря боялся идти на выборы. 13 сентября 2015 года он получил «чёрную метку» – одновременно от избирателя и из Кремля, потому как не помогли скорректировать результаты голосования.
  Как ни напрягали административный ресурс, как ни накручивали «карусели», как ни поднимали стоимость голоса за Ерощенко, как ни изворачивался облизбирком, но к утру понедельника выдавить 50% плюс 1 голос за врио губернатора не удалось. 
  Срочно организовали пересчет голосов на избирательных участках, где Ерощенко потерпел сокрушительное поражение. Именно при пересчете, как правило, вбрасываются бюллетени за «нужного» и изымаются за «вражеского» кандидата. Где-то это сделать удалось (Братск, Ангарск, Усолье-Сибирское), где-то (Иркутск, Шелехов, Бодайбо) не удалось. Почти дотянули до 50%. 
  Почему же Путин вообще позволил Ерощенко выдвинуться на выборы? Ведь в декабре 2014 года поездка губернатора Сергея Ерощенко в Москву к Владимиру Путину закончилась ничем. Но в мае 2015 года Ерощенко подал в отставку, и Путин ее принял. Но путинского благословения, как это было у других глав регионов, не получилось. Во всяком случае, из Москвы Ерощенко вернулся совсем не воодушевленным. Но почему Путин просто не отставил Ерощенко? Почему оставил его врио губернатора? Почему дал шанс? По моему разумению, причины три.
   Во-первых, Путин сам выдвинул Ерощенко в 2012 году в губернаторы. А до этого в течение семи лет еще троих, двоих из которых был вынужден снять досрочно, а третий погиб при сомнительных обстоятельствах. И если бы Путин еще и Ерощенко снял досрочно, это, на мой взгляд, стало бы знаком того, что в кадровых вопросах он способен допускать серьезные системные просчеты. Или что он не способен контролировать ситуацию в отдельно взятом регионе.
  Во-вторых, держать Ерощенко до окончания его срока (2017 год) было слишком рискованно – постоянно увеличивающаяся группа оппонентов в союзе с некоторыми парламентскими опозиционными политическими партиями может изрядно накалить обстановку в регионе, особенно в городах. Тем более, что амбиции и аппетиты Ерощенко сильно упрощают эту задачу. А сажать своего назначенца за решетку  – это вообще недопустимо.
  В-третьих, Ерощенко до поры устраивал Путина, потому что в отличие от предыдущих губернаторов-назначенцев ему  вроде как удалось «укротить» протестную область. Он сумел хотя бы на время подавить активность регионального истеблишмента и почти полностью лишил крупные города-доноры  самостоятельности. Теперь руководство этих городов послушно, чуть что – под козырек. Во всяком случае, в публичном пространстве. То есть появилась видимость стабильности. А Путину для контроля над территориями нужны твердые губернаторы, типа Ерощенко. Тем более сегодня, в крайне непростой внутренней экономической ситуации и внешнеполитической ситуации, связанных с присоединением Крыма, военными действиями в Украине, с экономическими санкциями ЕС и США, когда цены растут, реальная зарплата падает, народ хмурится.
   Но кредит доверия президента к губернатору уже, видимо, истощился. Ерощенко не успокоил территорию, а как бы взял в личный оборот.
  Разрешение к отставке и досрочным выборам – это как раз электоральная проверка для кандидатуры нынешнего врио губернатора Сергея Ерощенко. Можно предположить, что Путин позволил Ерощенко идти на выборы, чтобы вручить его судьбу в руки избирателя, а заодно и переложить на электорат всю ответственность.
  А Ерощенко тем временем уже «пометил» территорию. Сначала он «зачистил» города и районы от неугодных глав и мэров. С 2012 года он поддержал и «продавил» на выборах «своих» в городе Байкальске, в Слюдянском районе, в Шелеховском районе, в Ангарском городском округе, в Иркутске.
  Судьбы «отвергнутых» избирателями и отстранённых  при вмешательстве Ерощенко руководителей территорий сложились по-разному. В эти дни рассматривается уголовное дело, заведенное на главу города Ангарска Владимира Жукова и бывшую исполняющую полномочия мэра Ангарского  района Светлану Кажаеву. Судя по неоднократным публичным заявлениям Владимира Жукова, дело является политическим, а его заказчик – Сергей Ерощенко. Владимир Жуков активно выступал против коррупции, возведенной в Ангарске в степень устойчивой системы. За что и поплатился. «Дело Жукова», затеянное как громкий процесс с эффектными видеокадрами, с эфиром в прайм-таймы по всей стране, сегодня искусственно погружено в информационный вакуум. СМИ старательно замалчивают эту тему, возможно, их вежливо попросили не соваться в это «липовое дело».
  В 2013 году Ерощенко сформировал Законодательное Собрание, возглавив список кандидатов от «Единой России». Ручной региональный парламент потребовался в частности для того, чтобы пользуясь поправками в законодательство, вводить на территориях разные системы самоуправления: где-то вводить прямые выборы мэров, как это было в городе Братске, чтобы помочь избраться Сергею Серебренникову, где-то отменять прямое голосование, чтобы мэра назначали депутаты, как это было в Иркутске с мэром Дмитрием Бердниковым.
  В Ангарске изоляция Жукова от политического процесса была необходима, чтобы привести к руководству Ангарским районом, а затем Ангарским городским округом  «своего человека» – Сергея Петрова.
  Тем временем область, которую возглавляет Ерощенко, стремительно ветшает и экономически деградирует. Пока рано уповать на газопровод «Сила Сибири», который будет проходить через Приангарье только частично (Иркутская область – Якутия) и только на втором этапе строительства, по срокам далеко позже 2017 года.
Через Иркутскую область (тоже по северам) уже проложили нефтяную магистраль на Китай. Даже Центральный офис грандиозной новостройки – нефтепровода «Восточная Сибирь - Тихий океан» – несколько лет находился под боком у Иркутска, в Ангарске.  А область с этого проекта не получила ни-че-го…
  Газифицировать Иркутскую область за свой счет «Газпром» не собирается. У области же денег на строительство пропиаренного губернатором «нефтегазохимического кластера» нет по определению, и Ерощенко об этом знает. Знает он и то, что согласно госпрограмме «Развитие ЖКХ в Иркутской области на 2014-2018 годы» за 5 лет уровень газификации в регионе должен вырасти лишь до 9%. То есть 91% территории и населения Приангарья и после 2018 года останется негазифицированным.
  Знает Ерощенко это и «поет предвыборную песню» о призрачных перспективах далекого 2030 года… Как Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-бей о Нью Васюках…
  В январе 2013 года правительство региона выделило 1,5 млрд. руб. на работы по чистке русла реки Ангары. И торги по реконструкции двух причалов на Байкале и на строительство грузопассажирского парома общей стоимостью в 453 млн. руб. чудесным образом «выиграло» структурное предприятие  ГК «Истлэнд» «Восточно-Сибирское речное пароходство», которым управляют родственники врио губернатора, а до этого управлял он сам.
  В 2014 году  более 150 миллионов бюджетных рублей было выделено на местные авиаперевозки. И еще 280 млн. рублей – на «предоставление субсидии на возмещение российским авиакомпаниям-резидентам Иркутской области части затрат на уплату авансовых и лизинговых платежей...». Авиационный бизнес в Приангарье тоже контролирует Сергей Ерощенко. В холдинг «Истлэнд», который принадлежит его родственникам,  входит авиакомпания «Ангара», поглотившая в 2010 году другую местную авиакомпанию, «ИркутскАвиа».
  В 2012 году из регионального бюджета для закупки самолетов авиакомпании «Ангара» было выделено 178 миллионов рублей в обмен на акции этой авиакомпании. Были ли переданы акции в областную собственность, ни СМИ, ни население не знают до сих пор. Тем временем с территории уходят или закрываются градообразующие предприятия.
  Вот-вот закроется производство по обогащению урана на Ангарском электролизном химическом комбинате. Уже закрыты пивоваренный завод компании «СанИнБев» в Ангарске и Усольехимпром – градообразующее предприятие Усолья-Сибирского. Следом признано банкротом последнее крупное предприятие Усолья – «Усольмаш» и Ангарское управление строительства, бывшее когда-то трестом союзного значения. В Усть-Илимске власти обанкротили МУП «Пассажирское автотранспортное предприятие» в 2014 году, погасив все долги только летом 2015 года. Предприятие после долгих протестов работников должно было реанимироваться и с первого октября выпустить в рейсы автобусы, но пока ничего не происходит.
  В 2013 году остановлено еще одно градообразующее предприятие – БЦБК. Экологи и общественность считали его главным загрязнителем озера Байкал. Так вот, производство остановлено, работники уволены, а замещающие производства спустя два года даже не начали строить. Власти и новые собственники комбината даже не соизволили приступить к рекультивации отходов, тем самым обеспечив  занятость местного населения. А в городе Байкальске проживает около одиннадцати тысяч человек. Моногород, в прямом смысле слова, вымирает. Активная часть населения уезжает куда подальше. Ерощенское правительство это вполне устраивает – освобождаются очень даже ликвидные участки земли на побережье Байкала.
   При этом он как кот Баюн усыпляет бдительность байкальчан сказками о создании в городе бизнес-инкубатора, муниципального рынка, тепличного комбината. А для эстетов припасены более экзотические фантазии – например, создание на базе БЦБК тематического парка «Байкальский комбинат производства природы». Не впечатляет? Есть другой вариант – музей экологических катастроф.
  От фактов перейдем к цифрам. Их представило «РИА Рейтинг» по итогам 2014 года. И согласно этому рейтингу Иркутская область занимает 69-е место в России. Эксперты считают, что к динамике качества жизни в Приангарье применимы термины «застой» или «стагнация»: 69-е место в 2013 и 2014 годах после чуть более высокого 66-го в 2012-м. А Ерощенко нам вещает об устойчивом развитии региона. Нет никакого развития!
  Кстати, Сахалинская область, губернатор которой сидит под следствием, в рейтинге занимает устойчивое 32 место (напомним, что у Приангарья 69 место). Получается, что, хотя Хорошавин и крутой взяточник, но Сахалин он гнобил не так решительно, как Ерощенко Иркутскую область?
  Тем не менее, Хорошавин сидит в СИЗО (и по делу), а Ерощенко готовится ко второму туру  досрочных выборов главы региона, мобилизуя для этого все имеющиеся у него административно-силовые и бюджетно-финансовые ресурсы.
  При всем при этом Ерощенко так и не удалось соорудить себе плацдарм для «царствования» на века. И территорию он не усмирил. Созданная им «империя»  изначально подразумевала сильные подводные течения и крепнущую оппозицию, стремящуюся к консолидации.
  Кроме того, миф, что Ерощенко поддержал САМ ВЛАДИМИР ПУТИН, активно внедряемый в умы потенциального избирателя, постепенно выветривается. Электорат, который почти уверовал, что Ерощенко «по любому пройдет», изначально воспринимал это скорее как неизбежное зло. Но результат прошедших 13 сентября выборов, особенно в Иркутске, – это прямое доказательство того, что зло это не такое уж и неизбежное.
  Конечно, административное давление на избирателя будет только усиливаться, но после поражения Ерощенко все начальственные угрозы станут не актуальными.
  А Ерощенко действительно пора уходить, потому что, как написано в одном комментарии в Интернете, «он ведь устал, как Борис Николаевич, – и это видно». Впрочем, второй тур, как мне кажется, он уже проиграл.
© 2015, БГ Иркутск

  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal сибирского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Сережа натворил делов. Он с юности был не очкнь сообразительным, так глупо, откровенно воровать плюс подставить своих детей от первого брака и вторую жену.Что случись это они пойдут по этапу.

  • 1