bg_irkutsk (bg_irkutsk) wrote,
bg_irkutsk
bg_irkutsk

Categories:

Если протеста против кадровой политики мэра Иркутска не будет, то причина смены губернатора не ясна

По сообщениям СМИ, поток чиновников правительства бывшего губернатора Иркутской области С. Ерощенко продолжает заполнять должности в мэрии Иркутска.
В. Барышников, Р. Ким, И. Леньшина, И. Наумкин, И. Носков, М. Ли, Н. Садовская, которые ещё вчера «по всем фронтам» рапортовали об успехах областной власти, лишились кресел министров и руководителей, а сейчас вновь начали служить или вот-вот будут служить проголосовавшим против них иркутянам.
Сам мэр комментирует событие не более как удачное приобретение профессиональных кадров. Видимо, по случаю поствыборных изменений, связанных со сменой команд в Правительстве Иркутской области, и не более.
На первой рабочей встрече нового губернатора с мэром Иркутска, состоявшейся 22 октября, тема «кадрового вопроса» и вовсе не обсуждалась. Во всяком случае, такой информации в официальных сообщениях от города и области не было.
А собственно, почему этот вопрос должен обсуждаться на первой встрече, когда только налаживаются контакты, определяются точки взаимодействия и порядок общения?
Персонификация власти «Иркутск-Иркутская область» просто немного изменилась. Чиновники «ерощенского» правительства ушли к его назначенцу в мэрию Иркутска Д. Бердникову. Сослуживцы «добердниковской»,  «кондрашовской мэрии», сам В. Кондрашов и В. Перегудова, перешли в новое правительство Иркутской области. СМИ сообщают о приходе ещё нескольких бывших городских чиновников, в том числе и родственников Кондрашова.
В общем, эта тема пока интересна только для всякого рода политических комментаторов, которым в силу своей профессии необходимо всё и вся комментировать, иначе им гонораров не заплатят или же забудут, что они комментаторы.
Вызывает тревогу то, что молчат политические силы, которые собственно поддержали новую власть региона, сменив старую.
Молчат иркутские горком и обком КПРФ – политический фундамент новых отношений власти с населением в Иркутской области.
Вопрос о сегодняшней роли партии коммунистов в управлении регионом, при губернаторе-коммунисте пока не урегулирован. Непонятно – будет ли урегулирован вообще. Должна ли эта партия при существующей партии власти – большинства парламентариях и мэрах от ВПП «Единая Россия», стать, к примеру, умом, честью и совестью Иркутской области? Или же, допустим, поставить губернатора с министрами под жёсткий партийный контроль с ежемесячным отчётом на партбюро. Каким образом определяется ответственность КПРФ за действия/бездействия губернатора-коммуниста? Определяются границы полномочий в связи с разностью партийных идеологий губернатора-коммуниста супротив губернатора-единоросса? Нынешняя система власти в РФ вообще не приспособлена к многопартийности, которая гарантирована Конституцией страны.
Вот, потому как права и обязанности КПРФ в новой обстановке не урегулированы, коммунисты и молчат. Поскольку они вроде бы как уже и как бы партия власти, но, тем не менее, не совсем. Но поскольку модель поведения партии власти априори прописана – нельзя критиковать то, что происходит внутри власти, коммунисты стараются пока этому придерживаться. А за ними и все мелкие, непарламентские партии, которые поддерживали коммуниста, ставшего губернатором.
Своё мнение от избирателей Левченко выразил только «БГ Иркутск», редакция которого поддерживала кандидатуру С. Левченко на пост губернатора ответственно и открыто.
В назначении «ерощенцев» в мэрию Иркутска нет никакой политики. Это лишь подтверждение того, что мэр Д. Бердников – ставленник экс-губернатора С. Ерощенко, кредо которого, как жители уже убедились, «своих не сдаём». Будь то, нарушители закона или просто манипуляторы общественным мнением. Видение на эту ситуацию следующее.
Во-первых, повестка на выборах новой власти была – не допустить коррупции в регионе. Борьба Левченко и Ерощенко – это не политическая борьба, а отстранение от власти казнокрадов, взяточников и т.п. Все уголовные дела по расхищению и неэффективному использованию бюджетных средств допускали чиновники прошлого правительства, против которого избиратели и проголосовали. Так что, те, кто сейчас пришёл в мэрию Иркутска на руководящие посты, как минимум свидетели правонарушений и преступлений.
Во-вторых, в процедуре назначения этих высокопрофессиональных кадров на должности в мэрии уже есть элемент непрозрачности, кумовства и отступления от конкурсных процедур. Есть кадровый резерв и все, в том числе и люди Ерощенко должны участвовать в соревновательном процессе.
В-третьих, выходцы из прошлого регправительства – носители идеологии, которая не приемлема для города и региона. Это закрытость, кулуарность, междусобойчик… Самоуправление Иркутска должно это чувствовать и отторгнуть то, от чего оно избавилось 27 сентября, проголосовав за Левченко. Если оно не чувствует, то представительский орган – депутаты и мэр – не на своём месте и не являются представительским органом.  
Если у коммунистов модель поведения во власти не определена, то у избирателей при невыполнении их воли практика давно наработана: коллективные письма, обращения к депутатам, мэру, губернатору, президенту РФ, митинги, шествия и т.д.
Но, несмотря на то, что прошёл всего лишь месяц со дня Победы на выборах, вопрос о том, что делают в иркутской власти ерощенцы, новый губернатор при встрече с мэром Иркутска задать был обязан. Потому как если для назначенного мэра Иркутска это всего лишь глупость, то для избирателей Левченко это предательство.  
Для справки: Коммунист Сергей Левченко стал губернатором Иркутской области по итогам голосования 27 сентября. Это был второй тур выборов. В первом туре, 13 сентября, никто из кандидатов не набрал больше 50% голосов избирателей. До Сергея Левченко регионом на протяжении 3,5 лет управлял Сергей Ерощенко. В период его правления был арестован министр промышленности и лесного комплекса Иркутской области Кирилл Торопов по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере, связанном с дорожным строительством. Свидетелем по этому делу был министр строительства, дорожного хозяйства, заместитель председателя правительства Приангарья Михаил Литвин, который после допроса пустился в бега и до сих пор общественность не знает – находится ли он в розыске. Никто из ерощенского правительства не давал комментарии прессе по этому инциденту. Кроме того,  по личному распоряжению руководителя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина СУ СКР по Иркутской области возбудило три скандальных уголовных дела, связанных с неэффективным использованием бюджетных средств правительством Ерощенко: «Золотые детские сады», «Ангарские хутора» и «Ледовый дворец». При Ерощенко вошло в практику отстранения от власти неугодных мэров и глав, с помощью возбуждения уголовных дел о якобы превышении полномочий, растратах, присвоениях: «дело экс-главы города Байкальска Валерия Пинтаева» и «Дело Жукова-Кажаевой» (экс-главы Ангарска Владимира Жукова и экс-врио мэра Ангарского района Светланы Кажаевой). Для правления Ерощенко характерна и псевдо борьба с «черными лесорубами», цель которой криминализация и передел лесной сферы (дело Глеба Серкова – сына начальника Куйтунского лесничества Вадима Серкова).
Предыдущие статьи по теме:
Мнение: новыми назначениями мэр выразил пренебрежение к выбору иркутян (14 октября)
В чём разница понятий «коалиционного правительства Приангарья» по Зюганову, Левченко и Битарову? (13 октября)
Как Иркутская область допустила, что Ерощенко правил такое длительное время? (8 октября)
ИркПравда убрала экс-мэра Иркутска из списка коррупционеров (6 октября)
Как реализовать стратегию «Услышу голос каждого» в Иркутской области? (5 октября)
Мэрия Иркутска молчит об итогах выборов губернатора Иркутской области (1 октября)
В Приангарье наступило страшное время (1 октября)
© 2015, БГ Иркутск
Tags: Иркутск, Иркутская область
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments