?

Log in

No account? Create an account

БГ Иркутск

политика начинается здесь

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
О чем рассказал губернатор Сергей Левченко профсоюзам Приангарья? (полный текст выступления)
bg_irkutsk
22 октября в Иркутске состоялась конференция профсоюзов Иркутской области, на которой профсоюзные работники обсудили с руководством области социально-экономическое положение в стране и в Приангарье.
Вот что сказал губернатор Иркутской области Сергей Левченко в итоговом выступлении:
(Аплодисменты) «Мы приехали к вам для того, чтобы вместе решать проблемы, которые накопились у нас в области. Приехал я, пять министров, заместитель председателя правительства.  То, что мы протягиваем вам руку для сотрудничества, уже показывает, что мы хотим работать совместно.    (прерывается аплодисментами)
Мы будем делать работу нашего правительства, наших министерств максимально публичной. Они будут выступать на «круглых столах», они будут участвовать в разных передачах на телевидении, там, где можно будет задать вопросы, и они будут отвечать на всю нашу Иркутскую область. Поэтому что касается сотрудничества, мы со своей стороны сделаем всё.
Что касается профсоюзной организации в Правительстве Иркутской области, то пора не из профсоюза выходить, а профсоюзу выходить из подполья. И это будет приветствоваться.
У нас с вами, по большому счёту, одна и та же цель – улучшать жизнь людей. И вы, и мы, правительство, имеем свой взгляд на эти вещи.
Сегодня много говорилось о заработной плате. Действительно у нас много проблем, в том числе и по младшему персоналу у нас очень большая разница в размерах зарплат, даже внутри одних бюджетных организаций. Когда одни получают шесть-семь тысяч, а другие в этой же структуре до ста тысяч рублей.  Из-за такой разницы возникают большие проблемы. Наверное, это упущение, в том числе и федеральных структур, когда подготовили указы и постановления, где одни категории бюджетников учли, а другие не учли. Это несправедливость действительно вносит серьёзный раскол.
Я придерживаюсь той точки зрения, что хватит, чтобы нам суды напоминали, что нужно зарплату повышать младшему обслуживающему персоналу. Другое дело, что мы должны хорошо всё с вами посчитать и дал такое поручение. Цифры называются разные. Повысить до минимальной оплаты труда, это от десяти-одиннадцати до семнадцати миллиардов рублей. Если действительно выяснится, что необходимы средства в таком объёме, то у нас полной возможности нет, поэтому будем стараться делать это поэтапно.
Вы знаете, увеличение доходов в виде заработных плат и пенсий в действительности не решает проблему повышения реальной покупательской способности. Как бы мы не критиковали федеральный центр, который говорит, что заработная плата это ещё не всё и надо следить за ценами, но это действительно так. Когда массово повышаются доходы, при помощи при помощи указов или постановлений, мы сразу видим, как автоматически растут цены.
У нас и в стране, и в области были попытки удержать рост цен или декларировать то, что рост цен будет удерживаться разного рода сомнительными вещами. Это популистский, а попросту, не тот подход.  Нужно подводить под это серьёзную базу.
Вот здесь сидит молодой министр сельского хозяйства, и мы с ним недавно обсуждали, а как же сделать так, чтобы у нас была база, чтобы цены на продовольствие не росли. Если будет увеличен объём собственной продукции, и если мы создадим возможность торговать тем, кто сам производит сельхозпродукцию, то в этом случае мы скажем, что база создана, и мы можем регулировать цены. Это очень важно в период кризиса, который мы вместе с вами переживаем.
Лесная сфера. У нас нет рабочих мест в дальних сёлах, и этим создаётся возможность воровать всё, что вокруг, в первую очередь лес. Мы понимаем, что если бы эта возможность не создавалась с самого верха, то её бы не было. Тот, кому положено, должен за этим следить и пресекать. Если этого не происходит и название «чёрных лесорубов», применяемое нами к тем людям, которые возле своей деревне рубят, то этого не достаточно для описания проблемы. Это первый вопрос, который я президенту излагал, это лесной комплекс. У нас даже министерства не было, чтобы этим процессом – а это в основном деревообработка – управлять. Думаю, что на следующей неделе такая структура у нас появится.
У нас тяжело с поступлением в бюджет всех уровней. Но я не согласен с таким однозначным подходом, который в том числе и здесь звучал: «в городе у нас доходов нет, пусть нам даёт область». Есть разные налоги, которые поступают в разные виды бюджета. Если говорить о налоге на прибыль, то это поступления в областной бюджет, но собрать эти деньги намного сложнее, чем другие виды налогов, потому что часто вертикально интегрированные структуры не здесь в Иркутской области. Когда они в Москве, Питере или за рубежом, пойди, попробуй эту прибыль достать. А вот те налоги, которые платятся в местные бюджеты – НДФЛ, он здесь. Мы прекрасно знаем ситуацию с «серыми», «черными» заработными платами. Это ведь проблема городов и районов. А у нас произошло за последние два года снижение этого налога, поступающего в города и районы больше, чем в два раза. Было в совокупности по области два миллиарда триста миллионов рублей, а стало один миллиард сто миллионов рублей. Должны заниматься мэры и главы или может быть губернатор приедет и наведёт порядок в городе и районе? А сказать, что у нас налогов нет, пускай область даст нам эти миллиарды – это легко сказать. Если уж мы вместе, то давайте также вместе выходить из этой ситуации. Эти деньги никто в областном бюджете не закопал, которые не дополучили областные бюджеты.
В понедельник я встречаюсь с президиумом нашего научного центра иркутского, начнём с них, пусть они нам посоветуют, как скорректировать программу социально-экономического развития Иркутской области при действии санкций и кризиса.
Затем отдельные отрасли мы будем обсуждать и с промышленниками, и с общественными организациями, и с вами. Я вам предлагаю поучаствовать в этом. От того как мы точно выберем направление развития, будет очень много зависеть. Если в принципиальных вопросах ошибся, то потом поправить очень сложно.
Если говорить о том, как мы развивали область. У нас существует корпорация по развитию Иркутской области, наверное, слышали. Выделили из бюджета так необходимые корпорации два миллиарда рублей. Думаете, хоть один миллион куда-то потратили? Нет, к сожалению. Всё лежало на депозитах в банках, получали большие проценты, но при этом в промышленность, в сельское хозяйство не вкладывали.
Мы как бы там нам не было трудно с выплатами заработной платы, будем стараться сохранять такую корпорацию, для того чтобы хотя бы один-два процента мы вкладывали в развитие, в модернизацию, в создание новых предприятий. Я прошу меня правильно понимать, но если мы даже в кризис развитием заниматься не будем, у нас с вами перспективы будут очень сложные.
Теперь попробую ответить на несколько вопросов, которые поступали в прениях.
Были вопросы по поводу формирования правительства. Я вам сразу скажу, что министр здравоохранения будет на следующей неделе, и этот вопрос мы решим.
Я специально с некоторыми министрами подписал, оформил контракты на месяц или на три месяца, чтобы иметь время для подбора кадров и не останавливать работу правительства. Мы сейчас присматриваемся, в спокойном режиме работаем, это подтвердила, прежде всего, сессия Законодательного Собрания. Мы идем с некоторыми нарушениями регламента, но стараемся вписываться, чтобы у нас вовремя принимались законы. Я благодарен депутатам, что они отнеслись с пониманием к возникшим проблемам.
С большинством министерств в ноябре мы формирование правительства закончим.
Несколько слов по высшей школе. Я тоже не могу согласиться с тем, что нас никто не заставляет проводить эти реформы высшей школы. Хорошо, что нам удалось с Политехом вскочить в последний вагон и статус Научно-исследовательского университета мы получили. Но порядка внутри университета нет, это я вижу. А теперь, что касается опорных университетов.
Вы знаете, это не мы с вами придумали, чтобы расформировать или переподчинить Классическому университету Педагогическую академию. Это не наша идея. И сколько бы не говорили люди из федерального министерства образования, это не мы это придумали. Нас заставили, к сожалению. Получилось не очень хорошо. И ни наша придумка иркутский Иняз сделать московским филиалом. Продолжают заставлять и сейчас, чтобы мы сделали один опорный университет в регионе. А для того, чтобы это сделать, я сейчас немого утрирую, нам надо объединить все вузы нашей области, тогда мы имеем там возможность, тогда мы имеем возможность попасть в пятнадцать опорных университетов, которые получат наибольшее финансирование федеральное. Безусловно, это глупость несусветная. Но показатели, которые нам доводят, они подталкивают именно к этому. Я взял на себя задачу встретиться с руководителями министерства образования РФ, Администрации Президента РФ и постараться сделать так, чтобы чаша сия нас минула.
По Усолью-Сибирскому действительно город депрессивный. Действительно там позакрывали все, что могли: и Химпром, и Химфарм и Усольмаш... Месяца полтора назад я специально приехал утром посмотреть, как люди уезжают из Усолья в Ангарск и в Иркутск. Электричка в шесть часов пятьдесят одну минуту. Я видел, как люди, в основном мужчины садятся в эту электричку, с потухшим взглядом едут на заработки в другой город. Понятно, что кроме того, что они рано встали, они и приезжают поздно и с них уже как с главы семьи особого толку нет. Проблема с работающими предприятиями в Усолье – одна из самых главных задач. Мы приложим все усилия, чтобы город вновь заработал.
Что касается города Байкальска. Этой проблеме уже несколько десятков лет. Многие из нас стремились и участвовали в различных акциях по закрытию БЦБК. Предприятие закрыли, а местным жителям, байкальчанам легче не стало. Есть программы по Байкалу, миллиарды рублей выделены. Для людей, которые там живут, в плане открытия рабочих мест и социальных гарантий мало что сдвинулось.
Если говорить о принципиальных вопросах я вообще против того, чтобы на побережье Байкала были промышленные предприятия. Люди на берегу должны работать таким образом, чтобы они работали в сфере туризма, культуры. У нас много примеров по России и миру, когда с более мелким посылом, нежели такая жемчужина, как Байкал, привлекает множество людей на фестивали, конкурсы и форумы. А Байкал должен стать не только культурной местностью Иркутской области,  но и всей России и всего мира. Над этим мы будем работать.
Вы меня призывали, чтобы совместно решать проблемы региона, сейчас я вас призываю к этому. С министрами общайтесь, как с друзьями».
Предыдущий материал по этой теме здесь.

© 2015, БГ Иркутск