bg_irkutsk (bg_irkutsk) wrote,
bg_irkutsk
bg_irkutsk

Путин опять среди них?

Российский президент Владимир Путин после завершения встреч на «Большой двадцатке» в Анталье выглядел очень довольным: в его общении с западными лидерами не чувствовалось былого напряжения и отстраненности. «Отношения, конечно, были более напряженными, чем сегодня. Это, конечно, чувствуется, это правда», – заявил он в разговоре с журналистами после окончания саммита, сравнив по их просьбе атмосферу для него в Анталье с атмосферой на G20 в Брисбене годичной давности.
«Доверительный» разговор с президентом США Бараком Обамой, обращение на «ты» и по имени к Дэвиду Кэмерону, констатация того, что Россия и Турция сблизили позиции по Сирии, уважительно-дружеское общение с премьер-министром Японии Синдзо Абэ (если судить по официальному отчету МИДа Японии об этой встрече) – все это увидели представители международных медиа, которые в наблюдали за саммитом в Турции.
При этом западные лидеры в своих оценках встреч с Владимиром Путиным, высказанных после этого общения, были довольно осторожны: в частности, Барак Обама сказал лишь об «умеренном прогрессе» в переговорах с Россией по Сирии, а в заявлении Белого дома после саммита сказано, что США, Великобритания, Германия, Италия и Франция оставят в силе санкции против России до полного выполнения Минских соглашений.
Тем не менее, одна из главных ролей, которую Россия стала играть в урегулировании ситуации в Сирии и борьбе против ИГИЛ, сейчас признается даже самыми острыми критиками Владимира Путина. Означает ли это, что российскому президенту удался «сирийский маневр» с принуждением Запада к возобновлению диалога?
Александр Баунов: Путин просчитал ситуацию лучше, чем остальные
Главный редактор интернет-сайта Московского центра Карнеги Александр Баунов увидел во встречах в Анталье свидетельство того, что с Владимиром Путиным действительно стали говорить мягче и заинтересованнее: «Политики иногда показывают разными способами, внешним видом, жестикуляцией, выражением лица во время фотографирования, что контактировать вынуждены, но очень не хотят. И это мы видели еще сравнительно недавно, я не говорю про Нормандию и Брисбен, я говорю уже про Нью-Йорк, когда была часовая встрече с Обамой – вот там была еще эта жестикуляция. А сейчас, конечно, была встреча, на которой ни одна из сторон не пыталась показать, что она не заинтересована в этой встрече, что она идет на нее из чистой необходимости и против желания».
Кроме того, явным знаком поменявшегося подхода западных лидеров к Путину, по мнению Александра Баунова, являются действия президента Франции Франсуа Олланда: «Олланд заговорил словами из речи Путина в ООН, а потом заявил, что собрался съездить в Америку и в Россию после терактов. Это значит, что он указал на наличие у него двух крупных союзников. У Олланда в качестве дипломатического и военно-политического ответа на захват Парижа террористами произошло складывание такого треугольника – Франция, Америка и Россия».
Главный редактор сайта Московского центра Карнеги говорит, что «Путин правильнее оценил обстановку, чем западные лидеры, и тот момент и то место, которые он выбрал, чтобы принудить их к разговору с собой и вывести себя и Россию из политической изоляции, были выбраны им правильно».
Эксперт, тем не менее, допускает, что «разрядка», которая наметилась на саммите в Анталии между Путиным и западными лидерами, не обязательно сподвигнет его на укрощение собственных внешнеполитических аппетитов: «Все выглядит так, что он выиграл эту игру с Сирией. Но опасность как раз в том, что раз он выиграл игру с Сирией, то у него начнется головокружение от успехов, т. е. есть повод почувствовать себя очень умелым правителем, который способен в труднейшей ситуации всех переиграть и достичь своих целей. А какие тогда следующие цели, чего еще он соберется достичь? Не будет ли он действовать слишком грубо и нагло, потому что сейчас у него вроде бы получилось? Некоторая опасность всего этого есть».
Николай Петров: Путин перед выбором – потепление с Западом или закрытие страны
Профессор Высшей школы экономики в Москве, политолог Николай Петров в интервью «Голосу Америки» заметил, что саммит «Большой двадцатки» в Анталье даст президенту России во внутренней политике больше очков, чем во внешней: «В России режим, как некоторые считают, гибридный, и не только с точки зрения сочетания демократических и авторитарных элементов, но в первую очередь с точки зрения сочетания элементов виртуальной и реальной политики. С точки зрения виртуальной политики, мне кажется, саммит сыграл очень важную роль не только для режима, но и, возможно, для граждан в том смысле, что Путин продемонстрировал, что он является сильным лидером, который не находится в изоляции».
Николай Петров поясняет, в чем он видит позитивную роль саммита именно для российских граждан: «Это впечатление отсутствия изоляции дает Путину известную свободу маневра в сторону замирения с Западом и даже проведения каких-то экономических реформ, необходимых внутри страны. Он, продемонстрировав свою силу на международной арене для публики внутри страны, может действовать, не будучи обвинен в том, что он действует вынужденным образом».
Политолог, однако, оговаривается, что у Владимира Путина есть очевидный выбор между двумя сценариями, и не факт, что он выберет именно модернизационный сценарий: «Нынешнее состояние переходное, и долго длиться не может в силу целого ряда экономических ограничений, соответственно выхода как обычно может принципиально два. Один – в сторону дальнейшего зажима и закрытия страны, и мы видим сигналы, которые позволяют считать этот вариант вполне реалистичным. Второй, наоборот, в сторону либерализации в экономике, улучшения отношений с Западом, снятия санкций, и так далее. Сам сирийский ход – это уже демонстрация того, что с востоком Украины ничего выгодного уже получить невозможно, потому что любая активизация чревата утяжелением санкций, а санкции надо снимать, под ними жить все тяжелее».
Голос Америки
Tags: МИР, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments