?

Log in

No account? Create an account

БГ Иркутск

политика начинается здесь

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Юрист В. Григоров о двух годах своей работы в Общественном Совете при СУ СКР по Иркутской области
bg_irkutsk

10 февраля член Общественного Совета при СУ СКР по Иркутской области, руководитель Правового центра клуба «Губерния», юрист Виктор Григоров  рассказал «БГ Иркутск» о двух годах своей работы в Совете.
Эта интервью произошло не случайно. 6 февраля в Иркутске состоялся митинг против пыток в следственных органах Иркутской области. Среди участников и выступающих был Виктор Григоров.
«БГ Иркутск», делая репортаж о публичном мероприятии, прокомментировало его участие так: «Григоров должен был отчитываться перед участниками акции о том, почему Общественный Совет допустил такие нарушения в следственном ведомстве, и что собственно ведомственные общественники предпринимают в работе с руководителем Андреем Бунёвым».
Виктор Григоров объяснил «БГ Иркутск», что он не посчитал нужным рассказывать о своей работе в Общественном Совете участникам митинга, поскольку важнее было сообщить о фактах нарушения закона сотрудниками полиции и следственного комитета. Но, тем не менее, готов в интервью рассказать, как это было. Рассказ длился около полутора часов и сопровождался множеством примеров, часть из которых «БГ Иркутск» не использовал в тексте. 
Итак, рассказ Виктора Григорова в небольшом сокращении.
«В 2014 году Бунёв Андрей Юрьевич, руководитель СУ СКР по Иркутской области, предложил мне поработать в Общественном Совете. Видимо, потому что я к нему часто попадал на приём с многочисленными жалобами на безобразную работу следователей. Я его предупредил, что работа в Совете никаким образом на моей работе юристом не скажется, я буду по-прежнему, принципиально защищать интересы доверителей и докладывать о нарушениях нерадивых следователях. С этой позицией я решил сразу определиться, что я не ручной общественник, что я не буду ходить и бездумно восхвалять Следственное управление. Он сказал, что мне такие люди нужны, я с удовольствием выслушаю Ваше мнение, как юриста, как принципиального юриста, поэтому никакого у нас конфликта интересов не будет, приходите и работайте.
Моя новая общественная нагрузка была одобрена и клубом «Губерния», в котором я являюсь руководителем правового центра. Таким образом, я вошёл в состав Совета в феврале 2014 года, а в марте участвовал в первом заседании, которое вёл непосредственно генерал-майор юстиции Бунёв.
Поначалу он вёл заседания сам, но затем отстранился от этого, на Общественных Советах присутствовали его замы, к сожалению. Заседания проводятся не реже, чем раз в три месяца, так положено. Повестка определяется председателем Общественного Совета Альбиной Анатольевной Широбоковой. Мы, как члены Совета, можем предлагать какие-то темы, но последнее слово остаётся за ней.
Деятельность любого Общественного Совета, безусловно, зависит от того, кто руководит. Я с уверенностью могу об этом говорить, потому что я с 2012 по 2014 год был председателем Общественного Совета при УВД г. Иркутска и моя неуёмность и активность, безусловно (в участии следующего Совета мне было отказано без объяснения причин), приводила к тому, что мы очень активно ездили по отделам полиции города, очень активно вели приём граждан, принципиально занимали позицию по нарушениям. Мы не смотрели ни на время суток, ни на занятость. Если граждане звонили, что безобразие прямо сейчас происходит, то мы сразу выезжали и разбирались. Никакие службы телефона доверия и адвокаты так не работают. Ни один прокурор, ни один работник СК туда не выедет и это срочно не зафиксирует. Попасть в райотдел невозможно, потому что там всё на магнитах. Там нужно записаться, сказать к кому вы идёте. Сказать: «извините, мне задержанный позвонил, его прямо сейчас избивают», придёт оперативник, спустится через пять-шесть часов и вас проведёт, а пока стойте здесь. А мы имели право посещения любого отдела полиции, как члены Общественного Совета, выезжали на такие нарушения и тут же фиксировали. Примеров можно привести очень много, приведу один. 
Около шести утра оперативники вломились в квартиру и задержали около двенадцати человек. Как рассказала потом одна из задержанных, девушка, она отказала одному из оперативных работников в дружбе, и он решил отомстить. Они выследили, как компания девушки отмечала день рождения. Они вломились в квартиру, всех задержали, посадили в «Газель», привезли в отдел полиции, естественно никто не был оформлен. Со всеми очень жёстко разговаривали сотрудники полиции. А там были несовершеннолетние, там должен быть ещё инспектор по делам несовершеннолетних. Никого не пригласили, мы опять же прошли, пользуясь правом члена Общественного Совета. На наших глазах задержанных просто «выпинывали» из кабинетов в коридор, чтобы их присутствие не зафиксировали в кабинетах. Рассказываю реальную историю в восьмом отделе полиции УМВД РФ по г. Иркутску, по адресу Крымская, 29.  Позвонили Кнаусу, он был тогда начальником, он приехал. Всё это было, конечно, незаконно. Вот это о том, когда я говорил о неуёмной позиции председателя.
Такого в Общественном Совете при СУ СКР по Иркутской области, безусловно, не было. Всё упирается в «профессионального общественника» Альбину Анатольевну Широбокову. Неслучайно именно она была председателем. Я расскажу, что когда у нас первое заседание Совета случилось в марте 2014 года, то сразу же Альбина Анатольевна села на место председателя. Я, как юрист, зная регламенты, предложил Совету выбрать председателя и проголосовать. Бунёв, который присутствовал, сказал, что нам не надо, у нас есть председатель. Но я сказал: «Простите, так написано, у нас новые участники…Мы обязаны избрать нового Председателя. Я предлагаю свою кандидатуру». Но генерал Бунёв своим авторитетом навязал Широбокову, которая председательствовала до этого, а теперь ещё на два года. За это и проголосовали. Активности, естественно, у нее никакой не было. Борьба с детским суицидом – да, борьба с незаконностью в лесной отрасли – да. Со всем этим нужно бороться, но на первом месте – кто будет с этим бороться. Когда следователи совершают преступления, незаконные действия, если у нас, граждан, нет возможности достучаться до следователей. Вся иная работа Общественного Совета – «коту под хвост». Если люди осуществляют профессиональную борьбу за юридическую чистоту, то они, люди в погонах, должны сами быть безупречно чистыми. В первую очередь нужно бороться за чистоту людей, которые изобличают преступников. Если будет принципиальный, честный и порядочный следователь в СК, то он будет принципиально и честно бороться с преступлениями и ни в коем случае не допустит того, чтобы невиновные подвергались уголовным преследованиям. Естественно, это никому не интересно в СУ СКР по Иркутской области, разбирать такие случаи и нарушения.  
Почему наше Следственное управление, как это заявил представитель Следственного комитета Маркин радио «Вести ФМ», не идёт по пути озвучивания нарушений самих следователей с фамилиями, чтобы мы знали своих «героев»?
Почему у нас, имея институт презумпции невиновности, по-прежнему в Следственном управлении люди невиновно подвергаются уголовному преследованию? Только у меня пять человек реабилитированных. Это те, которые ни в коем случае не должны были быть подвергнуты уголовному преследованию. Работники СУ должны были сначала собрать достаточные данные, в сто пятьдесят процентов подтверждающие вину того или иного человека, и только после этого совершать какие-либо действия по привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, по мере пресечения и всё остальное. А у нас получается, сначала возбуждают уголовное дело, а потом предпочитают разбираться – виновен или не виновен.
Когда генерал Бунёв хвастается тем, что 11,8% уголовных дел от числа возбужденных прекратили у меня вопрос, как юриста к юристу: «скажите, а зачем вы их возбуждали?»  Возбудили Ваши следователи необоснованно, Вы тратили бюджетные деньги на бумагу, на поездки, на оперативное сопровождение. Нужно вначале разобраться и собрать доказательства, чтобы возбудить уголовное дело, а тем более, для того чтобы кого-либо привлечь по этому уголовному делу, нужно собрать сто пятьдесят процентов доказательств. Если даже есть хоть какая-то доля сомнения, Вы должны отпустить этого человека. Устранить все сомнения и только после этого его привлекать.
С этим я в Общественном Совете пытался бороться, поскольку я один из состава Совета юрист практикующий. Но наш председатель совсем иными интересовалась вопросами.
Был один показательный случай. Тема – коррупция в вузах города. Мы обсуждали эту тему на заседаниях Совета, говорили о взятках, которые берут преподаватели, но я сказал, что вопрос не в этом. Давайте начнём с того, как у нас крупные активы из вузов выводятся – земля, недвижимость, материальные средства…Преподаватель плохо, когда берёт двести рублей, но когда руководители или его заместители берут два миллиона рублей – это гораздо хуже. А этой всей информацией владеют руководители вузов. У них есть служба внутреннего контроля, служба собственной безопасности, юристов большие отделы. Всего этого достаточно, чтобы прекратить расхищения. Темой заинтересовались: ректоров пригласим, руководителей служб безопасности вузов, сядем, поговорим. Мне было поручено провести. Всех обзвонили с подтверждением об участии, некоторые даже с докладами готовы были выступить. Начали с прессой работать, договорились о помещении доступном для всех. Когда подходило время проведения, мне позвонили из СУ, мол, Виктор Павлович, а Вы зачем там собираетесь? Я говорю, что у меня есть поручение Общественного Совета провести круглый стол. «Вы знаете, у нас никто не сможет присутствовать со следственного управления, всё отменяйте, чуть позже соберёмся все вместе». После этого неоднократно пытался достучаться до нашего следственного управления. Однако постоянно находились различные причины для отложения, в итоге этот круглый стол так и не провели.
Два года, работая в Общественном Совете, я пытался донести до генерала Бунёва многочисленные грубейшие нарушения. Он меня выслушивает и соглашается, но ситуация не меняется. По несколько раз я приходил по одному и тому же делу, потому что мне, как юристу, нужен результат. Бунёв говорит: «Вот они меня не слушают, буду с ними разбираться». Так Вас не слушают в вашем СУ? Если подчинённые не выполняют Ваши распоряжения, значит Вы здесь никто. Зачем проедать бюджетные деньги, может лучше освободить эту должность, Вас всё равно не слушают Ваши подчинённые? Это разве отговорка для генерала: «они меня не слушают». Но при этом на сайте СУ есть советы космического масштаба и космической же глупости, как бороться с тем или иным негативным явлением, и как, кому и чем правильно управлять. Но может лучше, прежде чем писать эти советы, лучше в своём управлении разобраться.
В итоге, за мою принципиальность получается следующее. В этом году мой помощник звонит в приёмную, договориться о встрече с Бунёвым, как члена Общественного Совета, а ему говорят, что теперь пускай Виктор Павлович ходит на приём, как обычный гражданин, через отдел по приёму граждан. Порядка записи граждан определённых нет. Сегодня могут записать по телефону, а завтра сказать приходите с паспортом и т.д. Поэтому попасть на приём к руководителю Следственного управления гражданину Григорову будет практически невозможно.
Вы знаете, какое наказание у следователей самое популярное? Формулировка «следователю строго указано на соблюдение действующего законодательства».  Что следователь без этого не знал, что нужно соблюдать действующее законодательство?
Предполагаю, что именно за эту принципиальность генерал Бунёв не пригласит в следующий состав Общественного совета. Ему проще видеть в составе Совета тех, кто не критикует следователей и нарушения работников Следственного управления.
Я понимаю, что есть определённые издержки моей профессии: недовольная прокуратура, следователи, тот же самый Следственный комитет, который сейчас распускает слухи про Григорова.
Мне рассказывали знакомые адвокаты, что следователи из Следственного управления своеобразным образом, завуалированно предлагали помочь в распространении слухов, что якобы Григоров был раньше адвокат, потом на него возбудили уголовное дело по мошенничеству и его исключили из адвокатов. Те, кто меня знают из адвокатов, знают прекрасно, что я никогда не был даже соискателем статуса адвоката, я никогда не подавал документы в адвокатскую палату, не то, что мне отказывали. Но сейчас СУ распространяет такие слухи. Я напрямую генералу Бунёву сказал: «Вам зачем это надо, если следователи работают, то давайте уже состязаться в юридическом поединке?»
То, что сейчас будут мстить также пакостно и мелко – я знаю. Людям в погонах, давших клятву служить закону, вести себя на уровне сплетницы – не правильно и должно быть стыдно. Если каждый из них посмотрит на эту клятву и сопоставит с тем, что он делает, то я вас уверяю, процентов девяносто из Следственного управления нужно не просто гнать из правоохранительных органов, но и даже к серьёзной работе в народном хозяйстве не допускать», – рассказал Виктор Григоров «БГ Иркутск».
Напомним, кто кроме юриста Виктора Григорова входит в Общественный Совет при СУ СКР по Иркутской области: президент Байкальского союза женщин «Ангара», член общественной палаты Иркутской области (председатель комиссии по национальным отношениям и свободе совести) Альбина Широбокова (председатель), ректор ИГУ Александр Аргунцев, главный врач Областной детской клинической больницы, Заслуженный врач России, доктор медицинских наук, профессор Геннадий Гвак, директор филиала ВГТРК ГТРК «Иркутск» Константин Горбенко, главный онколог Сибирского Федерального Округа, главный врач Иркутского областного онкологического диспансера, заслуженный врач Российской Федерации, член Американской онкологической ассоциации, доктор медицинских наук, профессор Виктория Дворниченко, заслуженный мастер спорта (легкая атлетика) Елена Задорожная, генеральный директор ООО «Ирк.ру» Анна Кагакина, генеральный продюсер медиахолдинга «АС Байкал ТВ», академик Российской Академии телевидения, член Общественного совета при ГУ МВД России по Иркутской области Роман Синтоцкий, председатель Иркутской областного регионального отделения общероссийского благотворительного фонда «Российский детский фонд, член общественной палаты Иркутской области Светлана Кулинич, директор государственного учреждения культуры архитектурно-этнографического музея «Тальцы», кандидат культурологии Владимир Тихонов, настоятель Свято-Троицкого храма п. Хомутово, Протоиерей, руководитель миссионерского отдела Иркутской Епархии Вячеслав Пушкарёв.
© 2016, БГ Иркутск



  • 1
(Анонимно)
Для трансляции своих успехов нужны свои кадры. Всё своё. Контроль не нравится.

(Анонимно)
Вот так СУ СКР!))

(Анонимно)
Ну,ребята, это уже какая-то "речевая.....". Так много и ни о чем? Совсем уже сказать нечего?

Виктор Григоров МОШЕННИК

(Анонимно)
Григоров мошенник берет с людей деньги и на дно ни какой он не юрист и даже не адвокат чмо обманувшее людей.

(Анонимно)
Мерзкий! !!!у старика болевшим раком отбирает имущество, даже после его смерти! и ему совершенно плевать что у того есть родная дочь, прямая наследница, которая вообще жила в детском доме! Вещает неизвестно каким боком долги которых не было и в помине! Бедную девчонку лишает наследства! !!!!! Фу! Гнилой человек!

(Анонимно)
Давайте обеденятся против григорова

  • 1