bg_irkutsk (bg_irkutsk) wrote,
bg_irkutsk
bg_irkutsk

«Мэр района должен сидеть на табуретке»

Образно говоря, мэру района, как и любому другому главе поселения надо быть скромнее в тратах бюджетных средств, - такой смысл вложил в эту фразу Алексей Шульц, интервью с которым мы и предлагаем нашим читателям. 
А.Г. Шульц с 2013 года работает начальником смен производственного объединения «Селигдар» (Якутия). Это предприятие было создано на базе старательской артели с таким же названием и ряда других золотодобывающих предприятий. В настоящий момент холдинг включает в себя боле 10 предприятий.
Кто подзабыл, напомню, что Алексея Гербертовича дважды жители Слюдянки выбирали главой города, и в данной должности он отработал 7 лет. После выборов 2012 года А.Г. Шульцу поступило предложение работать в правительстве Иркутской области, но он выбрал другой вариант и трудится по полученной в институте профессии – горный инженер открытых горных работ.
Узнав, что Шульц приехал в Слюдянку в отпуск, я решил позвонить и, если удастся, сделать с ним интервью. После некоторого раздумья Алексей Гербертович назначил время для беседы.
Как рассказал Алексей Гербертович, на данном предприятии (тогда – старательской артели) он уже работал – сразу после окончания института. Так что выбор был не случаен.
- Предлагаю начать разговор с холдинга «Селигдар», где Вы работаете начальником смен. Насколько я понимаю в Вашем подчинении несколько смен, сотни людей. Каковы объемы добычи, в чем заключается Ваша работа?
- Предприятие «Селигдар» – крупное, и как любой холдинг занимается несколькими направлениями в производстве и добыче. Если говорить по уровню добычи, то это примерно 4-5  объемов выработки горных работ карьера «Перевал». Восемь погрузочных экскаваторов, круглосуточно загружающих руду в «Белазы», много другой техники и оборудования. То есть масштабы производства большие. Трудятся около 400 человек, скоро запустим обогатительную фабрику (строительство завершается) будет около 500 человек. Это без конторы - чисто рабочий коллектив – добытчики. Контора находится в другом месте.
Чтобы охватить весь объем работ смен, я встаю рано, каждый день в 4-30 утра. Один карьер в 30 км, другие тоже не рядышком. Везде, где идет добыча руды, дробление, укладка, получение золота, мне надо успеть побывать. То есть, я отвечаю за всё производство на предприятии. Выходных у нас нет. В холдинге работают горняки, есть из Слюдянки, все трудятся не покладая рук. Работа мне по душе, видимо потому и на больничном не был ни разу. И слава богу, что я в свое время получил соответствующее образование, пригодилось в жизни. Работа приносит мне большое удовлетворение, несмотря на большую загрузку. Каждый день по 12 часов. Чаще всего и не замечаешь, что день пролетел и уже вечер… 
- Скучаете по Слюдянке?
- А как иначе? Это моя родина. Отпуск у меня в этот раз два месяца, стараюсь использовать его максимально продуктивно и для семьи, и для отдыха, рыбалки. А потом опять работа - 10-11  месяцев. Один раз 19 месяцев подряд отработал без отпуска – так было надо для предприятия.
- Сурово. Насколько я знаю, Вы регулярно, несмотря на проблемы мобильной связи, общаетесь с друзьями в Слюдянке, Байкальске и в курсе событий, происходящих в Слюдянском районе и его отдельных поселениях.
- Конечно, конечно.
- Сейчас, после нескольких лет жизни, отданных производству далеко от малой родины, что вы можете сказать? Как оцениваете всё, что происходит в районе? Хотелось бы услышать Ваше мнение. Это будет как бы взгляд со стороны.
- Думаю, жители в целом, когда придет время, дадут свою оценку. Что касается моего мнения, то нет проработанной и выполняемой программы, нет перспективы развития по всему району. Люди уезжают, Байкальск тает, Слюдянка тает, у молодежи перспектив почти нет, она уезжает. Либо совсем, либо работает на вахте, как и я.
Выход мне видится в создании рабочих мест. Причем в условиях, когда мы живем в Центральной экологической зоне (по Закону о Байкале), где очень много чего запрещено. Промышленность развивать здесь нельзя, об этом надо забыть и не обманывать ни себя, ни людей. Это должно быть понятно для всех, для каждого жителя. Есть туризм, есть Гора Соболиная в Байкальске, некоторые другие направления, которые, думаю, будут и далее помаленьку развиваться. Главное – не мешать, а по мере возможности помогать в рамках законодательства.
- Что еще можно  делать в нашем районе, на небольшой территории? Как создать рабочие места, в какой сфере деятельности?
Есть прекрасные федеральная и областная программы развития сельхознаправления. Она реально выполнима для нашего небольшого райончика. Там несколько направлений.
- Какие, например?
- В первую очередь я говорю о мясо-молочном производстве – переработке. У нас в соседях Тункинская долина, жителям которой по большому счету некуда сбывать продукцию в больших масштабах. Но когда тункинцы увидят, что есть куда сбывать свою продукцию для переработки, они достаточно быстро начнут расширять поголовье скота. Они ж тоже хотят жить хорошо. Логично?
- Думаю, да. А нам для этого что нужно сделать?
- Заняться созданием современного направления по переработке мясо-молочной продукции. Это разрешено делать на Байкале по закону, и на это выделяются очень солидные средства из федерального бюджета, есть подобная программа и в Иркутской области.
- Да, миллиарды рублей выделяются федерацией и миллионы на уровне региона на сельхознаправление и переработку. Даются льготы. Это известно. На днях, 13 июля, пресс-служба губернатора опубликовало пресс-релиз, в котором сказано (цитирую): «в Иркутской области 117 инвестпроектов в сфере сельского хозяйства будет поддержано Правительством региона. В настоящее время определяется объем финансирования. Об этом заявил губернатор Иркутской области С.Г. Левченко».
- И в свое время мы для развития этого направление брали под свой патронаж землю под Талой, чтобы ее не раздали в частные руки. Вот эта площадка должна была стать стратегической для дальнейшего развития района. Мы приглашали специалистов из сельхозинститута, они давали свое заключение. Самое главное – там есть центральная подстанция, есть энергия. Далее планировалось войти в федеральную программу, и под наш проект получить деньги на оборудование.
- Оборудование для переработки мясо-молочной продукции?
- Да. И затем, развивая переработку, в том числе консервирование продукции, занять рынок сбыта в Слюдянском районе. Для начала. Чтобы это новое производство смогло встать на ноги, у нас в районе есть рынки сбыта – достаточно большие бюджетные организации.
- Поставки в бюджетные организации – это действительно гарантированный сбыт, что особенно важно в период становления нового предприятия. И это дало бы десятки рабочих мест. И дополнительные налоги в местный бюджет.
- Вот это направление у нас должно было быть. Другого объективно просто нет! Ведь ничего серьезного не создано за последние лет 5.
Для развития сельхозугодий мы предлагали провести объединение Култука и Слюдянки, чтобы можно было выходить на Быструю, и там можно было вкладывать средства в развитие сельскохозяйственного направления. Понятно, что это не нравилось в первую очередь первым лицам – я здесь царёк, ты у себя царёк… Деньги в администрациях каждый год тратятся – в основном на зарплату – и всё. Никакого развития. И его не будет, потому как, чтобы вступить в любую программу нужно софинансирование из местного бюджета.
- То есть, как я понял, основные средства на покупку оборудования для переработки должны прийти из федеральных программ. Но значительная часть средств должна идти из местного бюджета.
- Мой принцип работы главой города известен: максимальная экономия внутри административного аппарата, для того, чтобы иметь возможность софинансировать программы, которые и дают основные средства для развития.
- А кто должен быть инициатором всего того, что Вы предлагали ранее и предлагаете сегодня? Район?
- Это должны быть совместные усилия, как районной администрации, так и поселений. Всех вместе. Тем более, практически все функции жизнеобеспечения, начиная с ЖКХ, выполняют поселения, не район.
Приведу пример из истории Слюдянки. Сначала поселок, потом город развивался за счет добычи слюды и развития железной дороги – в основном. Когда на Маме открыли свою добычу слюды, у нас шахты закрыли. Что делать? Куда людям деваться? Я считаю, особенно если оценивать те действия из дня сегодняшнего, в то время здесь работали масштабного уровня руководители. Тогда меньше думали о своем кошельке, а больше о развитии – это факт, и он подтверждается дальнейшим развитием Слюдянки, а не угасанием. Что было сделано: совместно с региональной властью было принято решение узнать, что у нас есть. Провели бурение – разведку. Узнали: в этом месте подходит под цемсырье, в частности, это Перевал; здесь – под мраморную крошку – в Рудо. Благодаря грамотным действиям руководителей создали новые рабочие места, сохранили население и развитие пошло по другому пути. Говоря сегодняшним языком, в Слюдянке было проведено серьезнейшее перепрофилирование: без особых потрясений и голодовок.
При этом Рудоуправление стало развивать разные направления: там пилораму поставили, пошла распиловка мраморов, изготовление плитки и другое. При этом поставки шли по всей стране и даже за границу, что говорит о качестве продукции.
- В Москву поставляли – в метро.
- Да, слюдянский мрамор поставлялся и при строительстве московского метро. А у нас, к сожалению, время потеряно. Например в Байкальске, когда БЦБК закрывали, была очень напряженная обстановка. В то время надо было, грубо говоря «торговаться» с вышестоящей властью, чтобы защитить людей и создать то, что можно было создать. Столько лет прошло, ничего нового в серьезных масштабах нет. В итоге в городе реально живет где-то 10 тысяч человек, а было 15-17. И я знаю, деньги Москва готова была тогда дать, но реального проекта от власти предложено не было. Поэтому стали выдавать субсидии для создания рабочих мест. Что получилось? Субсидии пришли предпринимателям, а реальных новых рабочих мест в Байкальске нет. Так, по мелочи. Ведь не каждый предприниматель является предпринимателем...
Во что вкладывать в моногороде, чтобы соблюсти экологические нормы и развивать Байкальск? У В.И. Пинтаева были разные идеи, например, по привлечению в Байкальск учебных заведений, чтобы сохранить интеллектуальный потенциал – я так от него слышал.
Но солидную базу для развития так и не создали. Рядом с БЦБК, в те еще времена, были построены теплицы – по сути, там работал сельхозцех БЦБК,  где выращивали овощи, другую продукцию. Сегодня, считаю, надо возродить тепличное хозяйство в Байкальске, причем в больших масштабах. Затем овощную продукцию можно сбывать в нашем районе, как через бюджетные организации, так и напрямую выходить на другие рынки сбыта. Здесь встает вопрос энергии и себестоимости. Известно, что теплицы БЦБК обогревались за счет избыточного тепла самого предприятия. Сейчас этого нет. Но есть альтернативные виды источников энергии, новые разработки. Вот имея деньги в местном бюджете, можно входить в программу и получать софинансирование из федерального бюджета – выкупить современные источники энергии для теплиц. Далее – привлекать специалистов и развивать.
- Я помню, в свое время в теплицах БЦБК даже розы выращивались. Из Голландии не везли…
- А что еще можно делать в Байкальске? Туризм, о чем я уже говорил, достаточно наработан и дальше должен развиваться. Земель под что-то еще в Байкальске практически уже нет. Климат сырой, но относительно теплый зимой. Мечтать и говорить можно о многом, а конкретики нет. Конечно, теплицы не могут заменить градообразующее предприятие, но появятся рабочие места, как при выращивании, так и при реализации овощной продукции, зелени в бюджетной сфере. Имея достаточно дешевый источник энергии там можно не только овощи выращивать, но и другую продукцию.
Повторю: во время закрытия БЦБК, когда была очень тяжелая социальная обстановка, правительство пошло бы на выделение средств на покупку в Байкальск современного оборудования для выработки энергии даже без софинансирования. Я уверен в этом.
Время прошло, годы пролетели, а результат где?
У кого-то подобные мысли о теплицах в Байкальске могут вызвать иронию, дескать, мелочь какая-то. Но при разумном подходе это направление можно постепенно развивать и развивать. Находить новые рынки сбыта, создавать рабочие места. У нас Иркутск рядом, можно и нужно там налаживать сбыт. На этом живут многие небольшие города Европы, есть города, живущие только на выращивании цветов – там, конечно, масштабы очень большие уже наработаны. Во всем мире сельское хозяйство поддерживается государством. У нас тоже есть такая поддержка. Это интересный бизнес и главное в нем – решить самую тяжелую составляющую – обеспечение дешевым электроснабжением. Этот вопрос надо решать за счет государства. Считаю, данное направление, исходя из реалий сегодняшнего дня весьма перспективно для Байкальска. Есть у предпринимателей Байкальска и другие проекты, например, по выпуску детского молочного питания, соков, другой продукции, но они не находят поддержки у местной власти. Я имею в виду площади бывшего ОРСа БЦБК, где все есть: энергия, подъездные пути, склады. И реальные проекты.
- Этими вопросами, на Ваш взгляд должны были заниматься и власти города Байкальска, и власти района? Должны продвигать проекты в регион.
- Конечно. Это выживаемость всей территории, населения, поэтому только совместно надо было что-либо реальное предлагать и внедрять. Я считаю, когда ты, как руководитель, отчитываешься перед народом за 5 лет работы, то в первую очередь должен показать цифры: сколько населения у тебя прибыло или убыло. Не надо руководителям в стороне стоять и проводить политику, что предприятия вроде как сами по себе, пусть даже они закрываются. А мы как сидели в креслах, так и сидим. Ну, тогда и вы закрывайтесь. Ведь любая администрация не является отдельной от народа организацией. Все чиновники получают зарплату из бюджета. Поэтому должна быть скромность со стороны первых руководителей при трате бюджета. Вот если ты сам заработал – как предприниматель – это твое. Тратишь на то, что считаешь нужным. А когда деньги поступают в бюджет в виде налогов, а ты – мэр или глава – пытаешься «благоустроить» прежде всего себя, это не по совести. Это я еще мягко сказал…
Образно говоря, мэр должен сидеть на табуретке. Как и любой глава поселения.
Байкальску, Култуку, всем территориям района требуется многофункциональное развитие. По разным направлениям, чтобы не зависеть от одного-двух крупных предприятий, которые сохранились в Слюдянке, но резко снизили количество работающих. Необходима помощь малому бизнесу и предпринимателям, которые кормят свои семьи, которые создают рабочие места, а не проедают субсидии.
Вот об этом должна болеть голова у мэра или главы, а не о том, как бы сделать в своем кабинете евроремонт да машину за счет бюджета купить подороже. Скромнее надо быть.
Это деньги налогоплательщиков, поэтому использоваться бюджет должен для пользы жителей, а не для себя, любимых.
- На Ваш взгляд, каков уровень профессионализма специалистов в администрации района – там, по-моему, больше всего чиновников.
- Есть грамотные специалисты, конечно, но их знания и опыт нужно использовать для реализации конкретных целей, многофункциональной программы развития района. Я такой не видел. Да, район пытается что-то делать, в какие-то программы вступать. Но где новые рабочие места? Почему люди-то уезжают? Ответ известен: потому что не видят для себя и своих детей перспективы в Слюдянском районе. Можно, конечно, оправдываться, что, мол, кризис у всех, у нас из-за него тоже проблемы. Но это слова, за которыми ничего нет. Результата нет.
Вот почему был продан пионерский лагерь в Талой в частные руки? Нельзя было эту площадку муниципальной власти упускать, а развивать ее по профилю: можно было со временем там бассейн установить, все, что угодно, чтобы была зона отдыха. Территории у нас и так мало, поэтому нельзя так распоряжаться или отмахиваться от возможности приобретения.
А самым главным упущением в районе я считаю отсутствие работы по сельхозпрограммам. Байкальск и Слюдянка очень много потеряли за это время денег. Реально потеряли. За эти годы можно было уже создать базу, получить оборудование и средства - ту основу, на которой можно у нас развиваться. Новые направления развивать. Как это сделали в свое время руководители Слюдянского района после закрытия добычи слюды.
Но эта возможность никак не реализована за последние годы – она упущена.
А развитие нашего района должно, и я надеюсь, будет идти, с учетом специфики и интересов всех поселений. Начиная от Тибельти и Быстрой, Култука, заканчивая Портом Байкал и Новоснежной – везде есть возможности для развития и обеспечения жителей рабочими местами.
Подготовил Владимир Полторадядько, газета «Слюдянка» от 29 июля.
Tags: Иркутская область, Слюдянский район
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments