БГ Иркутск

политика начинается здесь

Previous Entry Поделиться Next Entry
Сергей Бартель: Закон «О преобразовании муниципальных образований Ангарского района» некорректен
bg_irkutsk
19 октября Иркутский областной суд вынес решение по административному иску ангарчанки Светланы Кажаевой к Законодательному Собранию Иркутской области.  Светлана Кажаева требовала признать недействующим областной закон №149 «О преобразовании муниципальных образований Ангарского района». Судья Марина Ткачук приняла решение не в пользу истца. Хотя было бы удивительно, если б оно было иным. Ведь тогда все последующие после преобразования района в городской округ решения, действия нынешних ангарских властей автоматически становились бы незаконными.
Административное исковое заявление было принято к производству 31 июля, трижды рассмотрение дела начинали сначала, в силу разных причин. Материалы дела составили шесть томов. Светлана Кажаева и ее представитель в суде Сергей Бартель поблагодарили суд за тщательное рассмотрение дела, в результате которого они смогли ознакомиться с документами, которые должны быть в общем доступе, но почему-то недоступны.
За почти 2,5 месяца судебного заседания административный истец привел достаточно много фактов, подтверждающих обоснованность требования. Но ключевую мысль по делу, по мнению следящих за процессом людей, Сергей Бартель озвучил в дополнительных пояснениях 19 октября. Вот, что он сказал:
«Я хочу обратить внимание суда на конкретный факт, поскольку неоднократно у нас возникало обсуждение, что суд по данной категории дел занимается абстрактным нормоконтролем, поэтому есть один момент, который нельзя обойти вниманием. Тезис административного ответчика, поддержанный прокурором, о том, что муниципальное образование может быть прекращено просто в силу…взяли и отменили нормативный акт. Если нет поселений, входящих в муниципальное образование второго уровня, то нет необходимости на него специально обращать внимание в законе Иркутской области.  Но муниципальное образование было, оно было субъектом каких-то правоотношений, оно не может просто взять и исчезнуть. Как это получается, если принять во внимание такую позицию. В соответствии со статьей 9-ой 149-го закона, положения которого мы обжалуем, напомню, он называется «О преобразовании муниципальных образований Ангарского района». То есть, мы сразу читаем закон о преобразовании именно муниципальных образований. То есть – включение территорий, населенных пунктов куда-то, не установление границ непосредственно. То есть мы говорим о субъектах права: публичного права, гражданского права, которое собственно послужило поводом для обращения в суд. И соответственно мы полагаем, что данный закон некорректен  и его положения могут быть признаны незаконными. Как раз те, которые мы оспаривали.
В соответствии с формулировками, изложенными в части 2-ой статьи 9-ой этого закона, здесь указано «в связи с прекращением существования муниципального образования город Ангарск, Мегетского муниципального образования, Одинского муниципального образования, Савватеевского муниципального образования, Ангарского муниципального образования…(то есть мы видим муниципальное образования первого уровня и муниципальное образования второго уровня) утрачивают силу, со дня вступления настоящего закона - закон Иркутской области 105-ОЗ «О статусе и границах муниципальных образований» и закон №84-ОЗ «О распространении действия закона Иркутской области о статусе указанного закона на всю территорию нового субъекта».
То есть, что получается… если тезис административного ответчика, поддержанный прокурором, взять за основу – отменили закон, прекратилось муниципальное образование – получается нелогично.  Так как муниципальные образования прекратились, мы отменяем закон. А прекратили они свое существование в связи с отменой закона. А поскольку у нас нормативные акты, нормы их, корреспондируют друг с другом, то мы должны их толковать и понимать буквально, то здесь получается коллизия. Не может быть, на наш взгляд, прекращение муниципального образования отменой и утрачиванием силы закона, на основании его прекращения. Именно поэтому мы оспариваем конкретные нормы права. В статье 1-ой части 1-ой данного закона мы видим, что преобразуются муниципальные образования – город Ангарск, Мегетское муниципальное образование, Одинское муниципальное образование и Савватеевское муниципальное образование, путем их объединения на основании части 3 статьи 13.  Ангарское муниципальное образование, которое было также субъектом права (оно было второго уровня, включало все территории) и у него были отдельные полномочия, в этой норме закона не упоминается. И соответственно на основании этой нормы закона не прекращает свое существование. Смотрим механизм преобразования, прекращения деятельности какого-либо муниципального образования, установленный 131-ым законом. 131-ый закон вообще не предусматривает какой-либо процедуры прекращения, ликвидации муниципального образования. Там указано только о том, что может прекратить свое существование населенный пункт (есть механизм) либо возникнуть населенный пункт. Что же касается самих именно муниципальных образований, то есть каких-то публично-правовых, созданных на основании этих населенных пунктов, они, получается, могут быть только преобразованы. Из чего можно сделать вывод – чтобы прекратить свое существование или исчезнуть, в данном случае термины здесь разнозначные и  не юридические в отношении Ангарского муниципального образования. Это должно быть прописано, на наш взгляд, в законе, что сделано не было, и что противоречит как раз Федеральному закону 131. Из этого тезиса корреспонденция идет на статью 5-ю, которая устанавливает правопреемство, причем она устанавливает правопреемство не муниципальных образований, а устанавливает правопреемство органов, которые создаются в этих муниципальных образованиях. И здесь упоминается, в том числе, и об Ангарском муниципальном образовании. То есть, если наши выводы верны по первому нашему тезису, соответственно  нет механизмов в 131-ом законе, во всяком случае так, как это было сделано в этом законе, невозможно было прекратить. Оно есть, соответственно, невозможно правопреемство.
Действительно иск (прим.ред.: администрации Ангарского городского округа к Светлане Кажаевой о возмещении якобы нанесенного ею ущерба) был удовлетворен на основании действий гражданского законодательства. Но, чтобы их применить, Ангарский городской суд  должен был принять во внимание как раз вот эту статью 5-ую, и он не мог ее не применить, потому что закон-то действует. Судья также взял, почитал, да, правопреемство возникло. Вот он и применил… Сначала применил статью 5-ую, потом применил Гражданский кодекс. То есть если статья 5-ая незаконна, незаконно применены нормы гражданского кодекса и возникает вопрос о нарушении конституционных прав непосредственно гражданина, то есть Кажаевой Светланы Борисовны. Таким образом, уважаемый суд, на мой взгляд, нарушения есть, и права Светланы Борисовны могут быть защищены таким образом, каким мы указываем в административном иске».
Как только решение суда будет готово в окончательном виде, Светлана Кажаева планирует обжаловать его в Верховном суде РФ.
© 2017, БГ Иркутск 

Последние записи в журнале


  • 1
(Анонимно)
Адвокат - купленная совесть. За что заплатили, о том и поёт.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account