bg_irkutsk (bg_irkutsk) wrote,
bg_irkutsk
bg_irkutsk

Categories:

Мнение: А что митрополит?

Сразу разочаруем того, кто рассчитывает найти в статье очередную порцию разоблачений того, как «ЗАО РПЦ» помогает правящей клептократии угнетать трудовой народ, или как то же «ЗАО» работает идеологическим отделом путинской тирании – этого не будет.
Нас интересует вполне конкретная организация – Иркутская епархия. И вполне конкретный герой – правящий архиерей, митрополит Вадим. Наверное, мы можем позволить себе оценить труды митрополита, поскольку все они, так или иначе, адресованы нам, жителям Иркутской области.  Епархия это не музей-заповедник, она живет жизнью современного общества и выступает как один из его организующих центров. Не будем касаться вопросов вероучения, и того, у кого и как складываются отношения с верой. Наша задача рассмотреть общественную сторону деятельности епархии.

Специфика организации епархии такова, что мы по сути имеем дело с феодальной структурой, без какого-либо демократизма, с жесткой вертикальной иерархией, и абсолютной властью первого лица. Хорошо это или плохо – не нам судить, однако это означает, что речь у нас пойдет именно о главе этой структуры. Полнота власти означает полноту ответственности.

Так что же представляет собой митрополит Вадим как администратор, или, если угодно, как политик? Да, собственно, ничего. Невероятно, но факт – уровень влияния крупнейшей религиозной организации, с громкой историей и огромными перспективами, попросту ничтожный. Если не сказать нулевой. Сам владыка за годы пребывания в Иркутске сделал неплохую карьеру от епископа до митрополита. За какие успехи и заслуги? Трудно сказать. Скорее ему просто везло. Первый раз, когда Ватикан решил организовать в Иркутске свой епископат, апостольскую администратору Восточной Сибири. Патриарх Алексий тогда справедливо рассудил, что православный и католический архиерей не могут пребывать в одном звании, и епископ Иркутский и Ангарский Вадим был повышен до архиепископа. Второй раз, когда руководство РПЦ с целью оживления церковной жизни взяло курс на увеличение числа епархии.  Тогда в Иркутской области было учреждено еще три епископских кафедры. Иркутская епархия, в связи с этим, становилась митрополией, а иркутский архиепископ, соответственно, повышался в звании до митрополита.

Были еще церковные и светские ордена, и другие награды, есть внимание и внешнее уважение со стороны властей и паствы, но ярких дел мы не найдем. С учетом того, что начиналось все довольно неплохо, и в город вернулись мощи его первого епископа святого Иннокентия, был вновь открыт Знаменский монастырь, дальнейший застой еще более удивителен.

За двадцать восемь лет в Иркутске, городе окормляемом непосредственно митрополитом, было открыто всего несколько храмов. Если кто думает, что этого достаточно, обратим его внимание на храмовое строительство в других епархиях, особенно в Европейской части страны. Возведение церквей там идет в масштабах в несколько раз превышающих иркутский, и по количеству, и по вместимости церквей. Иркутск больше известен церковными долгостроями, такими как храм св. Александра Невского, или Петропавловский храм.

Но ситуация с храмовым строительством лишь зримое отражение общей проблемы епархии – ее крайней дезорганизованности. Епархии как единой системы попросту нет, есть некое количество приходов, формально находящихся под омофором митрополита Иркутского.  Епархиальное управление, и сам митрополит, ни коим образом не участвует в жизни приходов, очевидно всецело полагаясь на волю Проведения. Фактически все то, что сегодня делается в епархии, делается по инициативе настоятелей отдельных церквей. Каждый из которых при этом рассчитывает только на свои силы и ресурсы. Есть они, есть приходская жизнь, и сопутствующие ей начинания. Нет, стало быть нет. При этом даже эта активность владыкой никак не координируется, и ни во что большее не перерастает, оставляя епархию в виде архипелага островов-приходов. Вот остров отца Алексия Середина, вот  атолл отца Александра Абидуева, вот владения отца Евгения Старцева, вот отца Калинника, а вот посмотрите, на севере, то остров владыки Максимилиана, епископа Братского. Вроде все работают на одну цель, но успех одного не означает успеха другого, и подавно не вызывает энтузиазма у третьего.

В то же время дела, требующие организации со стороны правящего архиерея, практически провалены. Про храмовое строительство уже говорилось, миссионерская работа так же переложена на плечи настоятелей, туда же отправлена организация церковных СМИ. Не было восстановлено или открыто ни одного монастыря, за исключением уже упоминавшегося Знаменского, состоящего аж из девяти насельниц. Дело церковного образования также оказалось полуживым – духовная семинария восстановлена не была, мужская православная гимназии в Иркутске осталась проектом, женская борется за жизнь трудами директора и родительского актива.

Особенно вопиющим является факт, что из иркутской епархии не было представлено ни одной кандидатуры на прославление в чине новомученника! Все новомученники, связанные с Иркутском, были прославлены стараниями других епархий. То есть, не была выполнена одна из главных задач – явление миру образцов христианского подвига, во все времена считавшегося главным доказательством истинности православного вероучения. Что помешало митрополиту выполнить эту работу – остается загадкой.

Можно, конечно, спросить – а какое значение имеет все сказанное? Ну существует так называемая епархия в ее странном виде, ну и что? Кому от этого плохо или хорошо, ведь верующий не задается подобными вопросами, он ходит на службы и занят личным спасением.
На первый взгляд кажется, что так. Но на самом деле это «сектантский» взгляд. Православная Церковь никогда не отделяла себя от проблем общества и государства, и всегда выступала активной общественной силой. Во многом становление нашей страны состоялось благодаря политической, экономической, культурной и, конечно же, духовной работе Церкви. Наше время исключением быть не может. Даже если не принимать во внимание вопросы личного отношения к христианству, нельзя не признать, что Церковь остается хранителем ценностей актуальных для большой части общества. Самоустранение епархии от решения этих вопросов ни к чему хорошему не приведут. Если только не считать инфернальной радости либералов и троцкистов.

Когда мы говорим о проблемах области, то часто вспоминаем «чехарду губернаторов», в том смысле, что частая смена руководителей привела к расшатыванию механизмов управления. В то же время митрополит Вадим, пожалуй, единственный из руководителей региональных организаций, кто бессменно сидит без малого тридцать лет, не стесненный никаким внешним контролем или давлением. Чего же ему не хватает для планомерной работы? Ответ, к сожалению, напрашивается только один – не хватает личностных качеств. Возможно, владыка образцовый монах, молитвенник и подвижник, но на должности архиерея, со всем ворохом организационных вопросов, он попросту неуместен. Пора недвусмысленно признать и объявить – владыка, для общего и собственного блага, должен уйти на покой.

Рано или поздно это произойдет. И новый митрополит Иркутский будет вынужден впрячься в воз, основательно застрявший в трясине напрасно потраченных лет.

© 2018, БГ Иркутск
Tags: Иркутская область
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments