bg_irkutsk (bg_irkutsk) wrote,
bg_irkutsk
bg_irkutsk

Categories:

Приангарье: правозащитники пытаются спасти от депортации своего камерунского коллегу


Иркутские правозащитники Наталья и Святослав Хроменковы в январе 2019 года получили дело камерунца Эрве Котто Эпе Жиль. Его передали им московские коллеги, так как Эрве переехал жить к своей русской жене в Иркутскую область, город Нижнеудинск. Брак они зарегистрировали в конце декабря прошлого года в Москве. 

В России Эрве живет с 2015 года. В нашей стране он вынужден был задержаться, так как власти Камеруна предъявили ему ряд обвинений: в частности, обнародование информации, направленной против правительства Камеруна, а также вовлечение в движение, деятельность которого направлена на дестабилизацию государства и организацию мятежей.

«По нескольким пунктам мне грозит от 25 до 30 лет тюрьмы. Но я хотел бы напомнить вам, что судебный механизм в Камеруне очень медленный. Я могу получить от 6 до 8 лет тюрьмы, не дожидаясь приговора. Эта система создана правительством для устранения всех, кто стоит на их пути», – рассказал в интервью сайту «Сибирь.Реалии» (объявлен минюстом РФ «иностранным агентом») Эрве.

Он просил в России убежища, но власти отказали ему, и теперь Эрве находится в стране незаконно. За это Нижнеудинский суд оштрафовал его на две тысячи рублей без депортации. Но Эрве с правозащитниками обжалуют это решение, так как уверены, что наличие международного ордера на арест может способствовать выдворению камерунца.

В Нижнеудинске Эрве не может устроиться на работу, так как нет документов. Поэтому пока помогает жене по хозяйству.
«Мы живем в квартире, в двухэтажном доме, но неблагоустроенном. У нас в квартире стоит печь, которую нужно топить дровами. Воды у нас нет, нужно носить. Вот этим Эрве, в том числе, и занимается сейчас. По хозяйству – одним словом. Он очень хочет работать. Например, он мог бы делать ремонты в квартирах. Но без документов это будет незаконно, а нам проблемы с полицией не нужны. Поэтому я работаю одна. Он очень хочет поскорее уладить проблему с документами, чтобы начать работать, говорит: «Ты у меня одна работаешь, а еще двое детей»», – рассказывает Юлия Котто Эпе.

По словам Юлии Эрве очень тяжело пережил сибирские морозы: «Это было для него, наверное, самым страшным. В эти недели нам как раз приходилось в суд ходить. Он просто околел. Стоим на остановке, он в своей тонкой московской курточке... Мне кажется, у него даже глаза были замерзшие. Он просто как статуя стоял на автобусной остановке. Говорил: «Юля, я замерз, я больше не могу». Поддерживаю его, говорю: «Ну, ты как хотел? Надо». Он мне: «Нет-нет, все хорошо. Лишь бы ты была рядом».  Смешно было, когда он печку увидел: «Это что такое?» Объясняю ему: «Печка, топить, чтобы тепло в доме было». А он мне: «У нас такого нет». А когда я ему сказала, что туалет на улице, он вообще глаза выпучил. Так у нас и душа нет. Мы ездим к бабушке в деревню Ук, это километров 25 от Нижнеудинска, в баню. Баню он здесь впервые увидел, очень понравилась. Я родом с Ука, в Нижнеудинске только четыре года живу, как на работу устроилась».

Юля даже на минуту не может представить, что ее мужа все же депортируют. Вместе с Эрве они надеются, что удастся спасти его от выдворения.

Фото Юлии Котто Эпе

© 2019, БГ Иркутск
Tags: Иркутская область, МИР, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment