?

Log in

No account? Create an account

БГ Иркутск

политика начинается здесь

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Приангарье: правозащитники пытаются спасти от депортации своего камерунского коллегу
bg_irkutsk

Иркутские правозащитники Наталья и Святослав Хроменковы в январе 2019 года получили дело камерунца Эрве Котто Эпе Жиль. Его передали им московские коллеги, так как Эрве переехал жить к своей русской жене в Иркутскую область, город Нижнеудинск. Брак они зарегистрировали в конце декабря прошлого года в Москве. 

В России Эрве живет с 2015 года. В нашей стране он вынужден был задержаться, так как власти Камеруна предъявили ему ряд обвинений: в частности, обнародование информации, направленной против правительства Камеруна, а также вовлечение в движение, деятельность которого направлена на дестабилизацию государства и организацию мятежей.

«По нескольким пунктам мне грозит от 25 до 30 лет тюрьмы. Но я хотел бы напомнить вам, что судебный механизм в Камеруне очень медленный. Я могу получить от 6 до 8 лет тюрьмы, не дожидаясь приговора. Эта система создана правительством для устранения всех, кто стоит на их пути», – рассказал в интервью сайту «Сибирь.Реалии» (объявлен минюстом РФ «иностранным агентом») Эрве.

Он просил в России убежища, но власти отказали ему, и теперь Эрве находится в стране незаконно. За это Нижнеудинский суд оштрафовал его на две тысячи рублей без депортации. Но Эрве с правозащитниками обжалуют это решение, так как уверены, что наличие международного ордера на арест может способствовать выдворению камерунца.

В Нижнеудинске Эрве не может устроиться на работу, так как нет документов. Поэтому пока помогает жене по хозяйству.
«Мы живем в квартире, в двухэтажном доме, но неблагоустроенном. У нас в квартире стоит печь, которую нужно топить дровами. Воды у нас нет, нужно носить. Вот этим Эрве, в том числе, и занимается сейчас. По хозяйству – одним словом. Он очень хочет работать. Например, он мог бы делать ремонты в квартирах. Но без документов это будет незаконно, а нам проблемы с полицией не нужны. Поэтому я работаю одна. Он очень хочет поскорее уладить проблему с документами, чтобы начать работать, говорит: «Ты у меня одна работаешь, а еще двое детей»», – рассказывает Юлия Котто Эпе.

По словам Юлии Эрве очень тяжело пережил сибирские морозы: «Это было для него, наверное, самым страшным. В эти недели нам как раз приходилось в суд ходить. Он просто околел. Стоим на остановке, он в своей тонкой московской курточке... Мне кажется, у него даже глаза были замерзшие. Он просто как статуя стоял на автобусной остановке. Говорил: «Юля, я замерз, я больше не могу». Поддерживаю его, говорю: «Ну, ты как хотел? Надо». Он мне: «Нет-нет, все хорошо. Лишь бы ты была рядом».  Смешно было, когда он печку увидел: «Это что такое?» Объясняю ему: «Печка, топить, чтобы тепло в доме было». А он мне: «У нас такого нет». А когда я ему сказала, что туалет на улице, он вообще глаза выпучил. Так у нас и душа нет. Мы ездим к бабушке в деревню Ук, это километров 25 от Нижнеудинска, в баню. Баню он здесь впервые увидел, очень понравилась. Я родом с Ука, в Нижнеудинске только четыре года живу, как на работу устроилась».

Юля даже на минуту не может представить, что ее мужа все же депортируют. Вместе с Эрве они надеются, что удастся спасти его от выдворения.

Фото Юлии Котто Эпе

© 2019, БГ Иркутск


  • 1
(Анонимно)
Сами то поняли,что написали? Террорист и мятежник сбежал из своей страны. Надо бы его на Колыму....

  • 1